22 июня ровно в четыре часа…

22 июня ровно в четыре часа…

В семь часов утра 22 июня в квартирах городских ответ работников в Калуге истошно затрезвонили телефоны. Всем предлагалось незамедлительно прибыть в горком партии. Учитывая, что было воскресенье, некоторые начали интересоваться: почему такая срочность? В ответ заявляли, что по радио ожидается важное правительственное сообщение.

В полдень из репродукторов раздался хрипловатый голос зампреда СНК и народного комиссара иностранных дел В. М. Молотова, который сообщил стране о наглом, разбойничьем нападении германских фашистских войск на Советский Союз.

Поначалу столь чудовищным и невероятным было услышанное, что никто даже не обратил внимания на то, что сообщение о начале войны сделал не Сталин.

Городской комитет ВКП (б) единогласно принял решение о проведении на всех предприятиях по окончании работы и в перерыве между рабочими сменами митингов.

Слово «война» всколыхнуло весь город

На заводе НКПС на митинг пришло 3000 человек. На КЭМЗ – 1800 человек (выступило 69 человек), спичечной фабрике – 1050 чел., швейной фабрике им. Димитрова – 1200 чел. и т. д. Всего на митингах присутствовало более 9000 калужан и выступило 215 человек.

В своих выступлениях рабочие и служащие выражали глубокое негодование к германским фашистам, посягнувшим на священные рубежи нашей социалистической Родины… и заверяли Советское правительство  в том, что они ещё теснее сомкнутся  вокруг партии большевиков, Советского правительства и по первому зову выступят как  один человек на защиту своей священной Родины. Тон всех выступлений был одинаков: готовы идти в бой и громить фашистских гадов, а победа всё равно будет за нами.

Стахановка цеха № 10 завода НКПС т. Скобло заявила: «Товарищи женщины, к вам моё слово: работать, хранить свой завод и, если потребуется, заменить своих мужей у станков, на паровозах, в шахтах. Я уверена, что мы, женщины, вполне справимся с той работой, которую выполняют на  фабриках и заводах наши мужья».

Вчера рабочий, сегодня – солдат

Рабочий спичечной фабрики Новиков в своём выступлении говорил: «Мне  57 лет, я работаю на производстве по-стахановски. Мои руки могут ещё крепко держать винтовку, и, если потребуется, я с оружием в руках буду метко бить врага».

Рабочий швейной фабрики им. Крупской Мурашкин заявил: «Трое моих сыновей в Красной Армии. Я пойду в любой момент четвёртым, если это будет необходимо. Отдадим все силы, чтобы здесь, на производстве, выполнить всё, что потребует от нас страна».

В принятых на митингах резолюциях все трудящиеся заверяли: «…о полной готовности выступить с оружием в руках  на защиту матери-Родины, выполнять производственную программу не менее как на 110% с  первосортным выпуском продукции, решительной борьбе с нарушителями трудовой дисциплины, лодырями, шептунами и другими лицами, идущими против интересов партии Ленина».

Только в первый день войны в калужский горкоме ВКП(б) и  райвоенкомат  поступило более 200 заявлений от коммунистов, комсомольцев и беспартийных о посылке их добровольцами в действующую армию.

На второй день войны на улицах Калуги был расклеен такой документ.

Приказ по Калужскому гарнизону № 27

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22 июня 1941 г. все функции государственной власти в области обороны, обеспечение об­щественного порядка и государственной, безопасности в городе Калуге с сего числа принадлежат мне.

ПРИКАЗЫВАЮ:

 1.Все распоряжения и требования органов военной власти учреждениям, предприятиям и отдельным гражданам, выполнять немедленно и беспрекословно…

2.Все распоряжения штаба МПВО учреждениям и граж­данам выполнять беспрекословно, строго соблюдать све­томаскировку…

3.Начальнику горотдела милиции усилить охрану особо важных объектов города Калуги согласно данным мною указаниям. Директорам и начальникам всех предприятий и учреждений усилить охрану подведомственных пред­приятий и учреждений…

4.Запретить образование очередей у магазинов и дру­гих торгующих точек до начала их работы.

5.Выезд граждан из города Калуги по желез­ной дороге и водному транспорту, за исключением командируемых и следуемых к месту постоянного жительства, запретить. Выдачу виз на право выезда возложить на органы НКВД. Начальнику горотдела НКВД назначить время и место выдачи виз на выезд по соответствующим документам и оповестить об этом население. Въезд по железной дороге и вод­ному транспорту в город Калугу разрешить только командируемым и проживающим в городе Калуге, а также следуемым к постоянному месту жительства. Начальнику железнодорожной милиции станции Калуга установить твердый контроль за приезжаю­щими. Не имеющих прав въезда задерживать…

Начальник гарнизона генерал-майор танковых войск РЕМИЗОВ.
Начальник штаба полковник ДАЕВ.»

Радиоприемники и велосипеды – сдать

Одним из следующих приказов предписывалась сдача на хранение государству всех имевшихся у населения радиоприёмников и велосипедов. Их нужно было сносить во дворы городского телеграфа и почтамта.

24 июня Калуга провожала на фронт первых 146 добровольцев в Тульский добровольческий коммунистический полк политбойцов. А 3 июля из Калуги отправлен комсомольско-молодёжный спецэшелон с добровольцами. Официально поехало 2500 человек. Но, когда прибыли на место, то выяснилось, что среди добровольцев находятся ещё более 200 подростков, пробравшихся в эшелон неизвестно как. Их не брали по причине слишком юного возраста. Видимо, ребята  пробрались в вагоны и спрятались там ещё накануне вечером.

Состав прибыл на станцию Оленино под городом Ржевом на строительство 3-й линии обороны Москвы. Наши юноши и девушки рыли противотанковые рвы, окопы, строили доты и дзоты. Была установлена жёсткая дисциплина. Не выполнив нормы, никто не уходил с работы. Часто проходилось работать под бомбёжкой врага. В начале сентября ребята без потерь возвратились в Калугу.

В самой Калуге наблюдался невиданный трудовой подъём. Рабочие и работницы считали своим долгом перевыполнить сменное задание.

Всё для фронта – всё для победы!

Вот, что сообщал Калужский горком партии Тульскому обкому в сводке от 25 июля: «Высокой производительностью труда стахановцы заводов и фабрик наносят сокрушительный удар по фашизму, ускоряют час гибели гитлеровских банд.

Слесарь цеха № 2 завода КЭМЗ  т. Полпудин выполняет норму на 258%, Михалёв – на 205%, Стрелков – на 222%, Малова – на 182%. Слесари цеха № 10 завода КЭМЗ Романов, Бурлаков и Валович выполняют норму на  170–200%, слесари, кандидаты ВКП(б)  тт. Куликов, Швырков нормы выполняют на 230% и отказались от уплаты за сверхурочные; токарь Лунков быстро освоил новую продукцию и норму  выполняет на 210%.

Слесарь депо т. Борисов выполнил норму на 426%, Симонов – на 388%, Плетнев – на 384%, и Кусакин —  на 325%. Коллектив цеха подъёмки паровозного депо Калуга досрочно выполнил производственную программу. Лучшие стахановцы тт. Кузьмин, Алимов и Шапошников работают за двоих и за  троих…»

24 июля рабочие и служащие калужского завода КЭМЗ первыми в городе решили перечислить дневной заработок в фонд обороны.

К 15 июля в Калуге из добровольцев непризывных возрастов было сформировано народное ополчение (3884 мужчин), 60 групп самозащиты (1920 женщин) и 11 истребительных отрядов.

Валерий Продувнов