«Чужой ребёнок» не остался чужим

«Чужой ребёнок» не остался чужим

Новая премьера в Калужском драматическом театре, осуществленная на излете текущего сезона, порадовала и огорчила одновременно. Одна из главных загадок театра – каким образом та или иная постановка оказывается на сцене – осталась неразгаданной.   Ведь порой вопрос «Что хотел сказать автор?» сменяется не менее важным: «Что хотел сказать режиссер, выбрав именно эту пьесу?». Но, возможно, зрителю не стоит углубляться в такие дебри.

Тем не менее актерский ансамбль необыкновенным образом украсил постановку известной пьесы Василия Шкваркина «Чужой ребенок», реализованную нынешним главрежем театра Владимиром Хрущевым и представленную публике 20 апреля. И вот это радостный факт. Искренняя и заразительная игра актеров, столь заметная в последнее время, была хороша просто сама по себе. Сюжет, представляющий собой любимую многими комедию положений, не слишком запутан, да сложность и не стала бы его плюсом. Славная молодая особа Маня, будучи начинающей актрисой, репетирует роль на даче, где проводит лето с родителями. Вживаясь в образ своей героини – девушки из дореволюционного прошлого, она сочувствует ей, изгнанной из дома по причине беременности. Реплики Мани, произнесенные вслух, случайно становятся достоянием обитателей ближайших окрестностей, и интрига вокруг на самом деле не существующего ребенка закручивается вполне серьезно. А главное – чей ребенок-то? История, случившаяся в далекие тридцатые годы прошлого столетия, могла бы произойти в любое другое время: человеческие взаимоотношения остаются неизменными.

Родители и многочисленные ухажеры Мани, восприняв головокружительную новость почти как сенсацию, очень по-разному ищут свое место в новой ситуации. Но, несмотря ни на что, шок постепенно проходит, и ребенок из разряда нелицеприятных обстоятельств перемещается в категорию очевидных достоинств. Борьба за внимание девушки и череда волнений перемещается в другое, более дружелюбное русло. Все это, конечно, нужно видеть – большинство нюансов словами не выразишь.

Специфика театрального искусства не создает условий для устойчивого прогнозирования успехов или провалов премьерных постановок. Заметка в газете ничем не питается, кроме эмоций автора, испытанных непосредственно в зале. Но если чувства оставить в стороне, то такие строки вообще читать будет неинтересно.

Играли чувствами публики Людмила Парфирова и Михаил Кузнецов, Зоя Останина и Антон Смородин, Татьяна Овсяникова и Елизавета Лапина, Александр Панов и Сергей Путинцев, Денис Юшечкин и Вячеслав Голоднов. Повторюсь, именно эти люди не дали пропасть «чужому ребенку», сделав его своим и влюбив в него благожелательную публику. Так что присоединяйтесь, ходите в театр. Ходите туда за собственным мнением о театре, о его постановках, не слушайте никого, не читайте газетных статей или хотя бы не принимайте написанного в них близко к сердцу.

 

Сергей ГРИШУНОВ

Фото С. Гришунова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *