Стояние на Угре. Праздник?

Стояние на Угре. Праздник?

В Калужской области обсуждают инициативу. превращения дня окончания Стояния на Угре (11 ноября 1480 г.) в общегосударственный праздник Российской Федерации.

Стояние знаменовало, как минимум, окончание вторжений со стороны Большой Орды на территорию Московской Руси. А в соответствии с одной из историографических традиций, — также окончание зависимости Руси от Орды.

Вопрос о государственном празднике, приуроченном к исторической дате, находится на пересечении многих проблематик и сфер — от непосредственно истории Средневековой Руси до нациестроительства, политики памяти и формирования образа будущего. Отсюда и разнообразие экспертов, с которыми мы начали обсуждать эту инициативу.

Игорь Курукин, историк, доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета

Говоря об инициативе создания нового праздника, надо отметить, что Иван III, с именем которого связано Великое стояние на реке Угре, действительно, – фигура очень крупная. На уровне массового сознания он несправедливо подзабыт – понятно, что на первом месте оказывается Иван Грозный, с его представлениями, казнями и так далее.

Но Иван III как создатель российской государственности – это фигура, на мой взгляд, даже более серьезная и интересная, нежели Иван Грозный. И события при Иване III происходили вполне достойные того, чтобы их увековечить, в том числе таким образом – как праздник.

Конкурс на лучшее архитектурно-художественное решение памятника Великому князю Ивану III в Калуге. Фото: admoblkaluga.ru

И важно, чтобы этот праздник был воспринят людьми именно как праздник. Для любого историка понятно, что это было значимое противостояние. Правда, дань Орде, если я не путаю, прекратили платить лет за восемь до этого, в 1472 году, но на уровне учебников перед нами все-таки однозначно – событие. Событие имело место, тут споров быть не может, и оно было существенным. Другое дело – как добиться того, чтобы этот праздник стал праздником?

Наверно, начинать стоит не прямо с объявления даты окончания Стояния праздником. Может быть, есть смысл сперва провести некий социологический опрос; может быть, есть смысл начать с того, чтобы обустраивать это место и закреплять его в сознании людей, проводить там какие-нибудь военно-исторические фестивали. И если все это приживется, уже можно будет говорить о празднике в общероссийском масштабе, чтобы дата действительно стала праздником.

В истории можно найти для праздников много значимых дат и событий, или даже не событий. Отчего бы нам, например, не начать праздновать День соленого огурца как национального достояния? Или День рождения русского кабака? Я и дату могу назвать, когда впервые кабак был упомянут в документах. Вопрос в том, станет ли это настоящим праздником. Так и с этой важной датой: мы можем найти событие и провозгласить праздник, но станет ли он от одного этого действительно праздником для людей – таким, как, например, 9 мая или Новый год?

Поэтому я думаю, что начинать тут надо с малого – это будет рационально. Потенциал у этого праздника наверняка есть, но чтобы люди на него отреагировали по-настоящему, откликнулись, надо приложить усилия сразу. Чтобы новый праздник не превратился в официоз, когда принято только произносить речи, а всем как-то все равно.

Борис Межуев, председатель редакционного совета сайта «Русская idea», историк русской философии, кандидат философских наук, главный редактор портала Terra America

По логике вещей, предложение праздновать окончание Стояния на реке Угре, может, даже более любопытное, чем было предложение праздновать 4 ноября, пусть даже 4 ноября как праздник уже устоялся. Мы часто говорим о суверенитете, суверенной России. Так вот, если брать формальную дату обретения Россией – тогда еще Русью, Московской Русью – суверенитета, то это именно та дата, день прекращение Стояния. Мы же после этого перестали платить Орде дань, и силой нас уже не смогли заставить ее платить.

Иван III, при котором это произошло, – фигура очень позитивная, несмотря на историю с покорением Новгорода. Тем более что и это покорение тогда еще не привело к таким последствиям, как подавление Новгорода Иваном IV Грозным. Вообще, Иван III – фигура очень важная, позитивная, но, к сожалению, забытая – деспоты, в особенности такие масштабные, как Иван Грозный, часто заслоняют людей недеспотических.

Другое дело, что праздников в России даже переизбыток, причем люди чуть не половину из них уже не помнят. Мне кажется, что то же 4 ноября – неудачный в этом отношении день, ну, если не считать празднование Казанской Божьей Матери. История с татаро-монгольским игом, его прекращением и становлением Руси, превращением ее в суверенное государство – дело даже более важное, чем то изгнание поляков из Кремля, что мы празднуем 4 ноября. Тем более что тут есть и некая аналогия с сегодняшним днем: сейчас тоже в своем роде происходит обретение суверенитета, и непростое, и есть подобие Орды, и борьба с ней ведется довольно сложно.

Не знаю, стоит ли проводить аналогии между присоединением Крыма к России и Куликовской битвой – после нее ведь еще около века продолжались столкновения. Хотя и Запад, думаю, не быстро перестанет реагировать на присоединение Крыма, и все это, так или иначе, будет продолжаться. Будет вестись борьба за нашу независимость, как экономическую, так и политическую. Но с Куликовской битвой как произошло? Было некое важное событие, Русь показала свою силу, но спустя два года Москва была сожжена. А вот Стояние на Угре, то бескровное сражение, показало, что страшная эпоха ига завершилась.

Так что в учреждении праздника в честь окончания Стояния была бы даже какая-то справедливость, и, считаю, такой праздничный день не помешал бы! Может быть, это важное региональное начинание стало бы еще одним знаком утверждения Калужской области в качестве жизненно важного региона. Область ведь очень значима: на ее территории находится Оптина Пустынь, рядом с нею Козельск – город, который в наибольшей степени был городом сопротивления Батыеву нашествию. Может быть, весь этот комплекс, связанный с Калугой, Калужской областью, мог стать каким-то региональным маркером, а такой праздник – важным для региона праздником, который имел бы, в то ж время, и обще национальное значение.

Патриарх Кирилл освящает диораму «Великое стояние на Угре» во Владмирском скиту. Фото: С. Власов / Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Такая инициатива, на мой взгляд, важна для того, что мы называем созданием лица региона. Я, честно говоря, обожаю отнюдь не все наши государственные праздники – не очень понимаю, например, что именно мы празднуем 12 июня. Но день окончание Стояния вспомнить надо. Может быть, выходных у нас и так уже много, но 11 ноября, когда Стояние завершилось, конечно, должно быть в памяти России как день начала ее стопроцентно суверенной государственности. Как День российского суверенитета. Мне это кажется важным. Может быть, этот день даже в большей степени соответствует Дню независимости России, чем 12 июня. 11 ноября – действительно день, когда Россия обрела независимость, так же как и Соединенные Штаты 4 июля обрели независимость от Великобритании.

Для нас 11 ноября – что-то аналогичное американскому 4 июля. Так что учреждение такого праздника, в общем-то, логично. И как региональная инициатива это правильно, тем более, если она будет как-то федерально поддержана. Может, захотят какой-нибудь фестиваль сделать, какие-то пусть региональные мероприятия, которые имели бы, в то же время, сверхрегиональное, общенациональное значение. Я думаю, это было бы очень существенно и важно. Даже не знаю, как именно лучше это отметить, но считаю, что это было бы хорошо сделать. К сожалению, перебор праздников в России существует, так что не знаю, решат ли, что стоит вводить новые

Владислав Назаров, историк, старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук

Источников по поводу Стояния на Угре или по вопросу о том, когда Северо-Восточная Русь, Великий Князь Московский прекратил выплату дани в Большую Орду, кроме летописных, к сожалению, нет. Существуют только летописные тексты. Согласно Вологодско-Пермской летописи, выплата дани была прекращена в 1472 году. Ряд моих коллег придерживаются этой версии, считают ее правильной. Я не считаю этот вариант правильным. Согласно так называемому Успенскому летописцу (частичные отрывки из него мы выделили с Борисом Михайловичем Клоссом), Иван III прекратил выплату дани вскоре после окончательного присоединения Новгорода к Великому Московскому княжеству. Это было в 1487 году.

Стояние на Угре. 1480 г. Миниатюра Лицевого летописного свода

Согласно третьей версии (о чем, впрочем, прямо в официальных летописных московских сводах конца ХV века не говорится – это уже выводы исследователей), прекращение выплаты дани было связано с итогами Стояния на Угре. А точнее говоря, с военной кампанией лета-осени 1480 года. Неправильно сводить эту кампанию только к Стоянию на Угре: она началась примерно полутора месяцами раньше, и сначала российские войска концентрировались на берегу Оки, а уже затем был совершен переход большей части армии – вслед за действиями хана Ахмата – на берега Верхней Оки и Угры. Так что есть три варианта, и мой – это 1478-1479 год как даты прекращения выплаты дани. И этот факт был как бы затвержден результатами военной кампании лета-осени 1480 года.

Символически дата окончания Стояния вполне могла бы соотноситься с этим событием, потому что любые исторические процессы, как правило, имеют достаточную длительность и проходят определенные этапы. И рано или поздно наступает момент, когда все, что накапливалось в предшествующее время, становится окончательным, очевидным, становится фактом уже политической жизни в полной мере. Поэтому определенное символическое значение 11 ноября 1480 года имеет. Но очень важно не абсолютизировать ни эту дату, ни конкретные результаты той части военной кампании, которая пришлась на позднюю осень 1480 года, а понимать процесс в целом.

На мой взгляд, в определенной мере эту дату превращать в символический праздник стоило бы, потому что если мы говорим о символическом значении, то символ есть символ. И если провести аналогию с 4 ноября, например, – а я выступал и выступаю против установления этого праздника – то дата 11 ноября в этом смысле даже больше соответствует исторической действительности, чем то, что сделали с 4 ноября. Еще раз повторю: это мог бы быть праздник – но это и дата в ряду других событий и дат, которые знаменуют некие важные стороны в государственно-политическом развитии всей Северо-Западной Руси ХV века. Нельзя просто вытянуть одну дату и говорить, какая она знаменательная.

Тут надо объяснять суть дела, бесспорно, и объяснять подробно. И я не уверен, что из этого события стоит делать некий общегосударственный праздник наподобие 4 ноября. Хотя как важную, весьма важную дату с символическим значением в истории России это стоит отметить, конечно.

Ну, и если говорить о том, что Иван III вообще словно теряется в тени своего внука, Ивана Грозного, то для историков это, безусловно, не так. А если для большинства россиян это все-таки так, значит, популяризация исторических знаний ведется недостаточно – совершенно недостаточно для того, чтобы люди понимали, что происходило с их далекими предками.

Анри Амбарцумян, политический аналитик, заместитель главного редактора газеты Калужской области «Весть»

Без сомнений, окончание Стояния на реке Угре заслуживает внимания и заслуживает того, чтобы быть отмеченным в качестве государственного праздника. Мне даже удивительно, что до недавнего времени оно вообще оставалось в тени. В учебниках об этом событии в основном писали буквально несколько строк. Между тем, по своей важности, по определяемости будущего развития государства оно имело первостепенное значение.

Фактически, после окончания Стояния и родилось российское государство, о котором услышали в Европе и которое показало себя полностью независимым от каких-либо внешних факторов. Это точно стоит отметить. Кроме того, у нас, к сожалению, очень мало общеобъединяющих праздников. И мне кажется, что если будет принято решение об учреждении государственного праздника в день окончания Стояния на Угре, то такой праздник на звание объединяющего вполне сможет претендовать.

Он, думаю, способен объединить самые широкие силы – с фактом обретения Россией независимости мало кто сможет поспорить и мало у кого это может вызвать какое-либо раздражение. Поэтому я к инициативе о его учреждении, которую, насколько я знаю, выдвинул ряд общественных организаций, отношусь очень позитивно. На мой взгляд, ее необходимо претворять в жизнь.

Этот праздник может стать объединяющим началом не только для людей, но даже и для регионов. Смотрите: в 1380 году произошла Куликовская битва. Это было в Тульской области. А через сто лет, в 1480 году в Калужской области произошло окончательное освобождение от монголо-татарского ига. Это очень символично и, на мой взгляд, достойно быть отмеченным на государственном уровне.»

Денис Никитас, политический аналитик, генеральный директор Центра стратегических коммуникаций, президент  Смоленского бизнес-клуба

Чтобы прокомментировать эту инициативу, надо сперва сказать несколько слов о тех государственных праздниках, которые уже существуют в России. Как показывают различные социологические опросы, наверно, самыми яркими праздниками, которые воспринимаются населением именно как праздники, не просто как выходной, являются для россиян два: Новый год и 9 мая.

Вообще каждый праздник в нашей стране идеологичен, включая эти два. Даже Новый год – мы же знаем, что Петр I его ввел, чтобы быть ближе к Западной Европе, разговаривать с ней на одном языке. Но не все идеологические праздники у нас одинаково хорошо приживаются. Я вот думаю, что 12 июня со временем может разделить участь 12 декабря – если помните, в декабре отмечался День Российской Конституции. 12 декабря тоже был выходным днем, но потом как праздник стерся – в силу, может быть, непонимания населением. Но, в общем, каждый праздник у нас идеологичен, так что, думаю, от кого бы ни исходила инициатива нового праздника, она закономерно будет идеологизирована.

Что касается непосредственно инициативы отмечать окончание Стояния на Угре, то тут тоже есть особенности. Все чаще взаимоотношения Руси и монголо-татар пересматриваются, ставится под вопрос, было ли это именно игом. Мне отношения русского государства и Орды напоминают то, как некоторые бывшие республики Советского Союза сейчас оценивают период существования в рамках СССР. Прибалты ведь, например, часто называют это время оккупацией, а разрыв отношений в 1991 году стал для них праздником. Думаю, вполне возможно, что окончание Стояния на Угре может быть таким же символической датой, праздником для России.

Насколько необходимо отмечать его? Если даже принять не такое, а традиционное, прежнее толкование, что Орда была именно врагом и в Стоянии Русь таким вот образом ее победила, тоже вполне можно узаконить этот день как праздник, даже государственный. Только, возможно, без выходного дня. Количество выходных в России относительно количества рабочих дней и так велико – мы все время либо выходим из праздников, либо собираемся в них входить, что, по оценкам социологов, приводит к снижению производительности труда. Вводить еще один выходной – уже лишнее.

Так что введение дополнительного праздника как выходного, каким бы этот праздник ни был значимым, а он значимый, безусловно, мне представляется неправильным и корректным. А вот сам по себе такой праздник как символ – да, мне кажется заслуживающим внимания. Но у нас ведь много праздничных дней, которые не являются выходными, даже если праздник является государственным. Кажется, это называется «памятная дата»? Окончание Стояния на Угре, безусловно, может быть памятной датой.

Источник