Жизнь в погонах

День ветеранов боевых действий, неформально отмеченный в нашей стране 1 июля, дал повод вспомнить и поговорить о людях, которые в мирное время выполняли свой воинский долг именно на войне, порой прикрытой стыдливым термином «локальный конфликт».

Мы все помним и чтим ветеранов Великой Отечественной войны, с каждым годом их становится всё меньше и меньше. Но в нашей стране остаётся множество относительно молодых ветеранов, рисковавших своими жизнями и здоровьем в интересах Родины уже после Великой Победы над фашистской Германией. Они также достойны признания и уважения. Узнать о таких людях можно в Калужском городском отделении Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство».

Один из них — Владимир Николаевич Хабаров, полковник в отставке, ветеран войны в Афганистане. Разговаривать с ним интересно еще и потому, что погоны этот человек надел, когда ему было всего десять лет от роду.

Среди страниц богатой биографии — Московское суворовское училище, московское общевойсковое, знаменитое своими кремлевскими курсантами, годичные курсы усовершенствования офицеров разведки, институт иностранных языков и академия связи.

После окончания московского училища еще совсем молодой Владимир Хабаров попал в Туркестанский военный округ и почти сразу был вызван к начальнику разведки. На прямой вопрос «что умеешь?» также прямо ответил: «Знаю язык, по разным видам спорта имею девять разрядов». Такой багаж определил дальнейшее назначение — Хабаров становится начальником физподготовки и спорта в полку особого назначения, занимавшегося радиоразведкой. Но уже через месяц там понадобился переводчик, а позже — и всесторонне грамотный специалист. К английскому языку добавились немецкий и французский. Целых 12 лет Владимир Хабаров пробыл в роли помощника начальника командного пункта полка особого назначения, там же получил звание майора. В 1984 году изъявил желание продолжить службу на земле Афганистана, был назначен заместителем командира полка по оперативной работе. Фактически являясь офицером ГРУ, Владимир Николаевич постепенно постигает специфические стороны военного ремесла, учится и растет профессионально. Вернувшись в полк после курсов усовершенствования офицеров разведки, вплотную занимается вопросами радиоразведки. В Москве относятся к толковому офицеру с уважением, поскольку за последние годы тот показал себя с наилучшей стороны. В послужном списке Хабарова — интересующие нашу сторону детали конфликта между Индией и Пакистаном, прекрасное знание афганского театра военных действий. Иначе и быть не могло — Владимир Николаевич изъездил Афганистан вдоль и поперек, нет такого уголка этой страны, где бы не удалось ему побывать. И не просто побывать, а всякий раз выполнять в этих местах оперативные задачи.

Новая техника разведки, поступавшая в полк, требовала и новых знаний. Значительная часть времени отводилась на обучение и подготовку маневренных групп, впоследствии входивших в боевые порядки различных частей. Велась и разведка с воздуха — на самолете также довелось облететь практически всю территорию Афганистана.

О боевых случаях, традиционно интересующих интервьюеров, ветеран предпочитает отшучиваться. Одним из запомнившихся «переживаний» Владимир Хабаров называет поездку с колонной, когда, продвигаясь по дороге в Панджшере в сторону Баграма, наши бойцы узнали, что дорога полностью простреливается. Узнали и то, что работают снайперы и гранатометчики, поэтому звук выстрела и черная тень над головой не обрадовали нисколько, а оказалось — ворона… Вообще говорить о страхе он не любит. Просто: «не хотелось бы, чтобы кто-то испытал это…»

В общей сложности в Афганистане наш герой прослужил два с небольшим года, а затем был направлен в разведуправление Туркестанского военного округа и в Афгане бывал уже наездами — раз в два-три месяца. Опыт организации разведывательных мероприятий оказался достаточным, чтобы передавать его многим другим офицерам, приезжавшим со всех уголков нашей страны. Их Владимир Хабаров учил «врастать» в обстановку, минимизировать потери личного состава. Этому, кстати, всегда уделялось много внимания. Прежде всего, солдатик должен вернуться домой живым и здоровым. Любые перемещения между населенными пунктами разрешались только в составе колоннами, только под охраной и только с письменного разрешения.

О боевых друзьях Владимир Николаевич также немногословен. Да и таковых немного. С особой теплотой вспоминает своего двоюродного брата — Леонида Хабарова, окончившего Рязанское воздушно-десантное училище и отправившегося в Афганистан одним из первых. Прошел весь Саланг, весь Панджшер, воевал в десантно-штурмовой бригаде, показывая чудеса на поле боя. Под шквальным огнем противника, заставляя товарищей лежать, сам хватал автомат и бросался под пули. Лишился части руки, но все равно вернулся в строй. Знаменит в первую очередь тем, что десантно-штурмовой батальон под его командованием первым из состава 40-й армии пересёк границу с Афганистаном и после 450-километрового марша без потерь занял стратегически важный перевал Саланг, а он сам в звании капитана стал его первым советским комендантом.

Другой товарищ, удостоенный упоминания в беседе, — Александр Чубаров, отдавший девять лет своей жизни боевым действиям. И за все это время — ни одного ранения. Ныне он — генерал-майор спецназа ГРУ в отставке, участник 39 боевых операций во время военных действий в республике Афганистан и вооруженного конфликта на территории Таджикистана. После распада СССР работал на должности заместителя министра обороны Таджикистана. На момент увольнения из вооруженных сил выполнял обязанности начальника группы миротворческой и антитеррористической деятельности штаба по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ.

После выхода в отставку сам Владимир Николаевич Хабаров обустроился в Калуге, работал в налоговой полиции начальником различных оперативных подразделений этой структуры. Награжден орденом Красной Звезды, афганским орденом «За храбрость», орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах». Сейчас — член организации ветеранов «Боевое братство», отмечен ее медалью «За ратную доблесть».

Сергей ГРИШУНОВ