Безнадзорники

Безнадзорники

О том, как решаются проблемы с бездомными собаками в области, мы поговорили с Юрием Павловым, представителем областной станции по борьбе с болезнями животных

 В 2020 году в дачных посёлках и деревнях настоящий бум: из-за пандемии люди начали массово скупать дома подальше от густонаселённых пунктов. Для бездомных животных наступил относительно комфортный период: проще добывать пищу и устраиваться на ночлег, многих собак «приняли на работу» сторожами. Но с наступлением осени дачники потянутся обратно в городские жилища и забудут своих помощников. Проблема роста бездомных животных снова обострится. Вместе с ней следует ждать новых столкновений людей с беспризорными собаками.

 — Юрий Юрьевич, как в настоящее время на региональном уровне работает нашумевший 498-й закон об ответственном обращении  с животными?

— Методика обращения с животными сейчас такова: поймали, осмотрели, посадили на 10-дневный карантин, сделали операцию по стерилизации и маркирование. После заживления ран и снятия швов животное вакцинируется и выпускается на волю в пределах населенного пункта, где его поймали. Обычно место такого выпуска находятся на границе этого населенного пункта. Калужская городская ветслужба зафиксировала 430 стерилизованных и чипированных собак. Но около 60 из них пока ещё не возвращены в их среду обитания.

— Кто сейчас занимается отловом?

— На данный момент отловом занимается только ИП Богомолов.

 А как происходит процесс отлова животных?

— В соответствии с законом, чтобы животное было поймано, сначала нужно отправить заявку на отлов. Специалист выезжает на место, ловит животное. И не только его, а всех животных, которых увидит в том месте, куда его вызвали. Исключений два: если собака находится на поводке (просто ошейник без привязи не считается) и если  свободно бегает, но владелец находится в паре-тройке метров от него. После этого собаку везут конкретно в тот приют, в котором работает организация, занимающаяся отловом. У нас это «Подари жизнь».

После десятидневного карантина животное в обязательном порядке стерилизуется и маркируется неснимаемой и несмываемой меткой. Мы пришли к выводу, что, в идеале, это должен быть не только чип, которого не видно под кожей, но видная метка — бирка на ухе. Это обозначение того, что собака прошла вакцинацию, стерилизацию и все положенные процедуры. После этого животное возвращается на то место, где оно было отловлено, или недалеко от него. Этому алгоритму мы и следуем.

 — Могут ли жильцы, которые просили поймать животное, попросить не возвращать его обратно?

— Тут очень спорный вопрос, потому что, по закону, нужно вернуть животное в прежнюю среду обитания. Что понимать под прежней средой обитания? Нигде не указано. Это растяжимое понятие. Поэтому, может, допустимо, не в этот двор вернуть животное, а в соседний. Но будут ли рады этому жители соседнего двора? Не знаю.

Но бывают и курьёзы. Нам описали такую забавную ситуацию, что я даже не знаю, как к ней относиться. На территории завода живет собака. Её там подкармливают, считают своей, за ней ухаживает куча народу. Поступает заявка на отлов, собаку находят и увозят.

Через некоторое время прибегает человек и говорит: «Это моя собака». Его спрашивают: «Чем докажешь?» — «Ну…  ну, это моя собака». Через некоторое время прибегает еще один, и говорит: «Моя собака». И так друг за другом несколько человек. Все эти люди – работники того завода, они подкармливали собаку. И они считают, что если их общую собаку поймали, то с ней должно обязательно что-то страшное случиться и поэтому хотят, чтобы она тут же вернулась обратно.

Но в таких ситуациях лучше согласиться на условия содержания «безнадзорников» — так коротко мы называем «животных без владельцев» (формулировка в 438-м законе). Её отвакцинируют, стерилизуют, вернут обратно, и она будет у вас спокойно жить до конца своих дней. А если вы предъявляете, что вы владелец и требуете сразу вернуть, то могут возникнуть к вам законные вопросы, правильно ли вы её содержите.

 — Эко-активисты долгое время боролись за появления закона, который защищал бы права животных. Когда же 498-й закон, наконец, вышел, многие эксперты стали писать о его неэффективности и даже опасности на практике. Как Вы считаете, почему?

— 498-й закон вступил в силу уже с первого января 2019 года, но в полную силу – только с января 2020 года. Мы ждали методических указаний к тому, как на территории субъекта разрабатывать и принимать положение по обращению с «безнадзорниками». Они были составлены к концу 2019 года, а нам пришлось потом изобретать на уровне субъекта те правила, которые будут работать именно в нашем регионе, но с учетом требований закона. Составленные нами правила — это обобщение опыта прошлых лет и наше вложение в требования 498-го закона.

Прочитать их можно на сайте Комитета ветеринарии при Правительстве Калужской области. https://admoblkaluga.ru/sub/veter/folder3/

Первоначально всё, что связано с дикими животными было компетенцией областного министерства сельского хозяйства и федерального министерства природных ресурсов. С начала февраля всё, что связано с дикими животными, — на областном министерстве природы. А все вопросы про цирки, зоопарки, культурно-массовые мероприятия… Все это ушло в Россельхознадзор. Просто цирки и зоопарки должны будут лицензироваться, плюс они перемещаются по всей стране, потому для них однозначно должен быть прописан федеральный уровень. А вся остальное осталось на региональном.

Мы встречались с нашими отдельными приютами, чтобы обговорить, как строить свои взаимоотношения. Встречаемся и с теми, кто занимается отловом, поскольку 498-й уже полностью вступил в силу, и приходится прокручивать моменты, чтобы выстроить правильную систему взаимодействия, чтобы не возникало недомолвок, недопонимания. Работаем, словом.

 — Что вам известно про общественных инспекторов, о которых упоминается в законе?

— Ничем особым я порадовать не могу. Дело в том, что в законе нет порядка определения тех, кто  может быть этими инспекторами. В прошлом году шли разговоры о том, как запустить механизм работы общественных инспекторов. Позиция федерального министерства природы такова: будут делать точно так же, как с общественными инспекторами по мусору — те же самые правила, тот же самый порядок, но на данный момент конкретно под наш 498-й закон нет  никаких точных разъяснений. То есть мы предполагаем, что это будет так, но будет ли оно на самом деле, мы пока можем только догадываться.  Соответственно, разрабатывать свою «нормативку» мы не имеем права, это федеральный уровень. И на данный момент никаких подзаконников нет.

Но точно известно, что общественные инспекторы самостоятельно пойти на проверку не смогут. Общественный инспектор всегда идет вместе с обычным инспектором. Если он явится один, вы имеете право, вежливо говоря, закрыть перед его носом дверь и забыть о его визите.

 — Как вообще будет контролироваться процесс передачи животных? Можно ли человеку предъявить, что он неправильно содержит животное и забрать его?

— Правила содержания, критерии правильности/неправильности на региональном и федеральном уровне отсутствуют. Такое есть только по отношению к циркам и зоопаркам. Везде обычно ставится в описание, что нормальное содержание – это отвечающее физиологическим и всем остальным потребностям животного. Определенный размер клетки или вольера, определенное количество корма и выгуливания, определенное отношение к животному… Если я свое животное выгуливаю два раза в день, то к чему придраться? А если я его кормлю раз в день, то, извините, это может быть и физиологическая потребность животного. Если оно у меня ест сухой корм, а не кашу или наоборот, что это нарушает?

 — Куда должны звонить люди, если обнаружили потенциально опасное животное без хозяина?

— Люди, которые занимаются отловом, не должны выезжать по звонку. Они всегда работают по заявке, которая поступает исключительно от органов местного самоуправления. То есть для того, чтоб приехали и отловили этих животных, нужен звонок в районную или городскую администрацию. Чаще всего эти звонки принимает и обрабатывает ЕДДС (Единая диспетчерская служба), но это, в основном, по районам. В Калуге их принимает дежурный горуправы.

 — А не бывает больших отсрочек из-за такой системы?

— Бывают. У ловца по контракту есть до трёх дней на отлов.

 — По закону, человек должен убирать за собакой, что понятно. Но говорят, что выкидывать такие отходы в обычные мусорки не очень хорошо, и необходимы дог-боксы. Что вы думаете?

Система вывоза таких отходов у нас отсутствует. Это вопрос, скорее, к районным и городским властям о том, как надо это организовывать, потому что это совершенно другая система для утилизации, не та, которая используется для обычного мусора или канализационных отходов. Поэтому я, честно скажу, не знаю, как тут быть. По-хорошему да, должны быть дог-боксы, но есть и другая проблема: у нас до сих пор отсутствуют места для выгула животных.

У нас это одно из требований. Мы сейчас потихоньку работаем с муниципалами, чтобы установить эти места. В своё время в городе Калуге был документ, который говорил: «Вот это вот территория, на ней гулять можно, и никаких претензий не будет». Это был целый перечень улиц и территорий. И Сосновая роща там была, и по окраинам были такие места. Сейчас есть в сквере Волкова тренировочная площадка и в районе площади Маяковского. Всё, больше практически нигде нет мест, куда можно собаку привести, спустить с поводка, чтобы она по загону или иной территории носилась.

Хотя, если смотреть на ту же Москву и ходить по её закоулкам, то можно на такие территории наткнуться. Там могут быть и эти дог-боксы для органических отходов. Плюс, по московским меркам, в отдельных таких площадках есть рулончик с пакетиками, чтобы было проще убрать за собакой. Когда у нас такое будет? Ну, не знаю… Как мне однажды заявили, у нас не то, что места для таких площадок нет, у нас машины ставить некуда. К сожалению, сказали люди, которые, по-хорошему, должны были думать и о том, и о другом.

 — Если я просто иду по улице с собакой, она у меня на поводке. Как это рассматривается? Я ее уже выгуливаю?

— Здесь очень спорный вопрос, который не находит очевидного толкования, с точки зрения законодательства. Как это расценивать? Выгуливаю ли я её или просто перемещаюсь от точки А в точку Б – не понятно. Ну, если посмотреть на федеральные правила благоустройства, то должны быть предусмотрены места для выгула, точно так же, как игровые и спортивные площадки.

А можно ли в таких местах для выгула будет снимать поводок с собаки потенциально опасной породы?

— В местах для выгула такой собаке снять поводок можно, а намордник нет. Выгул с намордником – это обязательное требование для такого типа собак. Честно говоря, когда принимали список потенциально опасных пород собак, я был в шоке, потому что я несколько не понимал принцип выбора пород – их там было более ста! Очень известных, очень любимых! Там были овчарки (восточные, немецкие), малинуа, бульдоги, шелти, лабрадоры…

В результате список пересмотрели, сократили, и остались только 11 пород. Почему именно эти породы? В оставшихся породах теперь в основном либо бойцовые собаки, либо пастушьи. А овчарки? Люди настолько привыкли с ними жить, что и не расценивают их как опасных собак? Хотя изначально овчарка – это охранник.

 — А что насчет метисов и смесей? И с какого возраста нужно надевать намордник?

— Метисы опасных пород тоже подлежат выгулу в наморднике. И не прописано, какой должен быть процент генов от собаки особо опасной породы. Значит, если в генах есть, то нужно носить. Возраст тоже не предусмотрен. То есть, по факту, даже маленький щеночек при выгуле должен быть в наморднике. Но щенок даже опаснее собаки. Он кусает, в основном, играя, а степень своего укуса он не всегда может контролировать.

 — А дворняжки?

— Ой, «двор-терьеры» у нас никоим образом не рассматриваются с точки зрения намордника. Если вы их выгуливаете, то должен быть поводок, а намордник необязателен. В этом плане все просто.

 — Можно ли, по закону, привлечь к ответственности человека, приютившее животное на даче, а затем брошенное там же без помощи? Или пока всё только на совести людей?

К сожалению, отношение людей к животным давно стало сугубо потребительским. На данный момент всё держится на совести людей и на правильном отношении к животным. Проблемы начинаются, когда это отношение неправильное. Но примерно с нового года ожидается принятие нового административного кодекса, вот тогда есть шанс, что возможность регулировать ситуацию штрафами появится.

 — Как Вам кажется, что сейчас вообще можно сделать в этой сложной ситуации?

— Я вам приоткрою тайну: пока ещё это дело не выносили на обсуждение, но планируем. Хотим привлечь к регулированию процесса администрацию дачных кооперативов. И вот почему. Все наши  дачные кооперативы являются юридическими лицами. У них есть собственный устав, собственные правила, положения, требования, и в рамках этих внутренних документов они могут регулировать вопрос, связанный с бездомными животными. Если дачная администрация донесёт до сознания членов кооператива, что, при желании завести у себя на участке кошечку или собачку, нужно получить разрешение от дачной администрации, зарегистрировать животное и отвечать за него в дальнейшем, то дело сдвинется с мёртвой точки. И если владелец животного, оставит своего питомца на произвол судьбы, к нему будут применяться внутридачные меры, потому что ловец не обязан что-то делать на территории кооператива — это юридическое лицо, специализированная территория, а не территория города, и расходы на отлов животного на территории кооператива будет падать на всех членов этого кооператива. Чтобы этого не происходило, нужна общая заинтересованность в принятии соответствующих правил.

Правда, речь идёт о наших местных кооперативах. Другое дело, когда приезжают дачники из Москвы… Если на местном уровне мы можем как-то решать вопросы, то с московскими дачниками, проживающими на частной территории, остаётся громадная проблема.

Но «дорогу осилит идущий», будем искать нужный путь.

 Александра Неуступкина, Ирина Константинова, медиацентр Калужского регионального отделения ООДО «Лига юных журналистов»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *