26 лет на высоте

26 лет на высоте — столько лет Марина Юркова трудится крановщицей на турбинном заводе.

Эта рабочая профессия требует высокой квалификации, опыта и ответственности. Основной задачей такого специалиста является управление краном для поднятия и перемещения грузов, а также для обеспечения монтажных, сборочных и погрузочных работ.

О том, как она пришла в эту профессию, качествах характера, которые помогают ей выполнять эту нелёгкую работу, востребованности крановщика в будущем и многом другом она рассказала читателям нашей газеты.

ПУТЬ НА ВЫСОТУ

Марина Алексеевна, когда и как вы решили освоить профессию крановщика?

— Всё началось, когда я еще работала на заводе по другой специальности. Ко мне подошёл наш начальник и говорит: «Не хочешь отучиться на кран?» Дело в том, что женщина, которая работала у нас по этой специальности, в скором времени должна была уйти на пенсию. Я согласилась. Пошла в учебный центр на Вилонова. Отучилась, стала крановщицей и работаю здесь по сей день.

 

– Сколько времени занимает обучение?

– У меня уже было среднее техническое образование, поэтому я училась полгода, получив вторую профессию.

 

– Часто среди крановщиков встречаются женщины?

– Часто. Например, на ЖБИ в Азарово и на Машзаводе почти все крановщики – женщины. Да и у нас их много.

 

– Помните тот день, когда поднялись на кран впервые? Какие чувства вы испытывали?

– Я ничего не боюсь, в том числе высоты. Но когда только начинала, очень боялась что-нибудь перепутать. Бригадир говорит: «Ничего. Где перепутаешь, там и поправишься». Так и вышло.

ТОНКОСТИ ПРОФЕССИИ

– Существуют ли у крановщиков квалификационные разряды?

– Да, шесть разрядов. И зарплата от них тоже зависит.

 

– Какими качествами должна обладать крановщица?

– Работать в мужском коллективе мне помогает жёсткость. «Уси-пуси» здесь бесполезны.

Сейчас у нас много новеньких, и с ними тоже нужно быть построже. Ну и ответственность само собой. Работая на кране, очень важно соблюдать технику безопасности. Крановщик контролирует передвижение грузов. И не дай бог какая-то внештатная ситуация. Нужен глаз да глаз, особенно за руками. Половина оборудования находится внутри кабины, а другая половина – наверху. Кран может и с рельсов спрыгнуть, и током ударить. Но за годы моей работы таких случаев не было. Бог миловал.

 

– Не возникало ли у вас желание сменить профессию? Стать офисным работником, например?

– Как-то мне предлагали стать мастером. Но это не для меня. Я лучше отработаю своё время, а потом спокойно пойду домой. Мне нравится моя работа. И никогда не было желания куда-то уйти. Как говорят, дело мастера боится. Человек должен быть профессионалом на своём месте. Когда он занимается тем, что ему понятно и легко даётся, то чувствует свою нужность и востребованность. Это приятно.

 

– Как общаетесь с людьми на земле? Есть ли у вас свой профессиональный жаргон?

– Жаргон есть, но скорее непрофессиональный. Здесь только так и надо (смеётся). Общаемся голосом, без рации.

ВЕРНОСТЬ СВОЕМУ ДЕЛУ

– Как проходит ваш рабочий день? Какие обязанности вы выполняете?

– У меня выпускной участок. Здесь происходит сдача и отправка изделий. График нашей работы сокращён на час, из-за вредности литейного производства. Но когда приходится делать что-то срочное, выходим на работу и по выходным.

 

– Будет ли, на ваш взгляд, востребована профессия крановщика в будущем?

– Трудно сказать. Сейчас многие краны переводят на радиоуправление, но ведь им тоже занимается человек. Я живу на Правобережье, и когда здесь начинается очередная стройка, замечаю, что управление современными кранами происходит удалённо. Но всё-таки считаю, что пока будут работать заводы, будут нужны и крановщики.

 

– Кому бы вы могли порекомендовать свою профессию?

– Можно порекомендовать молодёжи. Только они должны понимать, что если идут на завод, то лентяем здесь быть не получится.

 

Беседовал Кирилл ГИЗЕТДИНОВ

Фото К. Гизетдинова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *