«Если буду здоров – меня не остановишь!»

Всё реже один из столпов современной русской поэзии Станислав Куняев наведывается в родной город. Всё ярче воспоминания о годах юности, о близких людях и ушедших друзьях. Главному редактору журнала «Наш современник», почётному гражданину Калужской области Станиславу Куняеву – 88. Он родился и вырос в Калуге. Здесь прошли его школьные годы. В областном издательстве в 1960 году вышла первая книга стихов – «Землепроходцы».

Мы умеем находить таланты

– Станислав Юрьевич, кто из калужан печатался и печатается в «Нашем современнике»?

– Когда я приезжал в Калугу, уже будучи главным редактором, то всегда искал поэтов и прозаиков на своей родине. Многих калужан мы вывели на передовые позиции в литературе. Например, постоянными авторами журнала являются врачи Юрий Убогий и Андрей Убогий. Андрея я считаю одним из лучших прозаиков в современной литературе. Из старого поколения нашим постоянным автором является Рудольф Панфёров. В Тарусе живёт Сергей Михеенков, тоже наш постоянный автор. Когда я читал их произведения, то сразу понимал, что автор – человек талантливый. И ему нужно обязательно протянуть руку, чтобы он получил известность. А известность для писателя крайне нужна. Это наш воздух, на который мы, как птицы, опираемся, чтобы продолжать полёт.

Куняевы и Желязняковы

Дядя С. Ю. Куняева – лётчик Сергей Никитич Железняков, герой Великой Отечественной войны.

– Вместе с сыном Сергеем вы издали книгу о Сергее Есенине в серии ЖЗЛ. Сергеем вы назвали его в честь этого поэта?

– Когда мы выбирали имя для нашего сына в 1957 году, тогда и меня никто не знал как поэта, кроме тех людей, с которыми я учился в университете и с которыми печатался в стенгазете «Комсомолия». Поэтому тогда у меня и мысли не было о том, чтобы написать книгу об Есенине.

Но в нашей семье был калужанин из деревни Лихун. Это брат моей матери – Сергей Никитич Железняков. Я даже в то время хотел взять себе его фамилию. Но потом, когда узнал, что мой дед, Куняев, был знаменитым почётным врачом в Нижнем Новгороде, где даже есть больница его имени, я отказался от этой мысли.

На юго-западе Калуги, неподалёку от Комсомольской Рощи, есть селение Железняки. Думаю, оттуда и пошла фамилия моего деда – Железняков.

Бабушка была из деревни Лихун, а дед, наверное, из Железняков. Поэтому моя мать была Александра Никитична Железнякова. На Пятницком кладбище есть мемориал, где покоятся моя бабушка, матушка, сестра, все мои тётки и мой двоюродный брат – Юрий, бывший военный.

А Железняков Сергей Никитич, брат моей матери, был сталинским соколом. В 1930-е годы был такой набор. Он стал лётчиком через калужский аэроклуб. В нашем семейном архиве хранится газета «Известия» от 25 октября 1941 года, где есть список награждённых. Среди них – штурман эскадрильи дальней авиации Сергей Никитич Железняков. Его фамилия занесена в Почётную книгу Калужской области. Первую свою награду – орден Боевого Красного Знамени – он получил за Финскую войну. Вторую – в конце октября 1941-го.

Воспоминания об Алексее Золотине

– Можете рассказать, каким вам запомнился поэт Алексей Петрович Золотин, всю сознательную жизнь работавший в калужских областных газетах «Знамя» и «Весть»? Вы же были близки с ним…

– Он был очень добросовестным журналистом и очень верным другом. Каждый раз, когда я приезжал в Калугу, заходил в Дом печати, в этот маленький особнячок рядом с Каменным мостом, возле маленькой старинной церкви. Туда он обычно приглашал своих друзей и моих одновременно. У нас там были небольшие застолья. Я помогал ему вступить в Союз писателей, когда вышла его первая книжечка. Он был честным тружеником пера, честным журналистом, честным другом. И, конечно, память о нём должна храниться в культурной жизни нашей Калуги.

Будущее русской литературы

– Каким видите будущее русской литературы?

– Спросите что-нибудь полегче (смеётся). Вообще, мир перевернулся. Этот год, который именуется годом проклятого вируса, таков, что наша великая театральная культура может умереть. Останутся одни бездарные, фальшивые, дорогие и эффектно поставленные сериалы. Русский театр, если, например, взять судьбу МХАТа им. А. М. Горького, возглавляемого Дорониной, которая по моему приглашению была членом редколлегии «Нашего современника» и печатала у нас свои воспоминания, умирает. Журнальная жизнь теплится едва-едва. Я уж не говорю о музыкальной жизни, её я знаю плохо. Но я был дружен с нашим великим композитором Георгием Свиридовым. У него есть книга «Музыка как судьба» – изумительное произведение, которое должен прочитать каждый мыслящий о русской музыке и культуре человек. Если такие люди, как Георгий Васильевич, не переведутся на русской земле, то ей не грозит ни историческое уничтожение, ни забвение.

«Если буду здоров – меня не остановишь!»

– Как часто посещаете свой город детства и юности?

– В последний раз в Калуге я был осенью прошлого года. Меня пригласили в гости отец и сын Убогие. А до этого каждый год вместе с Убогими мы такие прогулки совершали! И лыжные по всему бору, и через Калужское море, которое затопило две мои любимые речки, Яченку и Затейку. Это были какие-то божественные времена духовного пиршества, когда они ходили в гости в мой дом. Жизнь связала нас так прочно, так навсегда, что они пригласили меня в связи с тем, что в их семье готовился юбилей: Юрию Васильевичу приближалось восемьдесят лет. Кроме того, его сын написал новые повести.
И мне так захотелось приехать, что я вскочил в редакционную машину, и мы вместе с моим шофёром Михаилом Сергеевичем помчались в сентябре позапрошлого года в Калугу и отвели в ней душу. Я уж думал, что, может быть, это последний раз… Но если буду здоров, меня не остановишь – я снова появлюсь в Калуге, и тогда увидимся!

Беседовал Кирилл ГИЗЕТДИНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *