Философия дерева. В Калуге прошла выставка Евгения Столярова и Валентины Казакевич

В выставочном зале Дома художника прошла выставка Евгения Столярова и Валентины Казакевич. На ней побывали более тысячи человек. Незадолго до открытия мастерская, в которой мы встретились с художником, напоминала Ноев ковчег.

Анималистика – один из любимых жанров Евгения Столярова. Звери и птицы у него как живые – и дело совсем не в анатомической точности. Небольшой поворот головы, туловища – в нюансах рождается именно то, что присуще конкретному животному. Ради выразительности образа автор имеет право на условность и может отступить от естественных пропорций.

– Моя новая работа – пума. Трудился над ней месяц, закончил за две недели до выставки, и она мне пока еще нравится. Когда она завершена, художник испытывает радость, потому что видит в ней то, что хотел. Но эйфория длится недолго, вскоре начинаешь замечать недостатки. А бывает, через какое-то время приходишь в гости, видишь свою подаренную работу – и она вроде бы ничего!

Все начинается с рисунка. Иногда художник лепит из пластилина объемную модель – «шпаргалку».

– Работа резчика похожа на труд сапера – лучше не ошибаться. Вот в мастерской стоит «незаконнорожденный» – леопард, у которого я убрал слишком много живота. Теперь думаю: сделать из него гиену или пустить под топор?

Евгений Петрович Столяров родился 30 декабря 1946 года в Калуге. В 1974 году окончил Абрамцевское художественно-промышленное училище им. В. М. Васнецова, отделение художественной обработки дерева. С 2005 года – член Союза художников России, входит в правление Калужской областной организации СХР, руководит секцией декоративно-прикладного искусства. Участник городских, областных, межрегиональных и всероссийских выставок.

– Дерево ни с чем не сравнишь, – говорит мастер. – Оно растет вверх и вширь. Нигде не увидишь резкого перехода, все линии плавные. Древнерусское деревянное искусство на этом держалось. К сожалению, далеко не все скульпторы и прикладники чувствуют дерево. Где нужно плавно, делают резко. Но дерево насилия не терпит, если к нему так относиться, оно превращается в пластмассу.

Евгения Столярова вдохновляют природные мотивы и традиционное народное творчество, лубочные картинки, орнаменты из старинных книг и даже лепнина на фасадах калужских купеческих особняков. Из-под его резца выходят скульптуры, вазы, декоративные блюда и панно, сундуки и ларцы, уникальная художественная мебель. В 2010 году по заказу краеведческого музея Столяров сделал макет калужской крепости XVII века – для этого пришлось внимательно изучить старинную рукопись дьяка Полуэкта с ее описанием.

Любовь к художественному творчеству у Евгения Столярова появилась еще в детстве.

– У меня рисовала мама. Она работала в вагонном депо и к праздникам всегда делала стенгазету, – вспоминает Евгений Петрович. – Потом мне подарили набор цветных карандашей, с этого все и началось. В школе, а потом в техникуме уже сам рисовал стенгазеты. Работая на заводе «Калугаприбор», я дважды побывал в командировке в Прибалтике. Мне там очень понравилась резьба по дереву. Когда я решил получить художественное образование, то выбрал именно это направление и поступил в Абрамцевское училище. Освоив все, чему нас учили, постепенно стал отходить от Абрамцева. Надо было искать свой путь, свою манеру, собственный стиль.

С теплом и благодарностью Евгений Столяров вспоминает своего тестя, художника Алексея Николаевича Мосолова.

– Молодые художники выходят из училища, как начиненные караси. Знают вроде бы много, а в голове разброд и школярство. И вот как певцу ставят голос, так и художнику надо поставить на место мозг. Алексей Николаевич в этом плане дал мне очень много, хотя он живописец, а я прикладник.

Окончив Абрамцевское училище, Евгений Столяров вернулся в родную Калугу. Много лет работал на Калужском турбинном заводе, возглавлял бригаду резчиков по дереву. Художники оформляли объекты соцкультбыта – Дворец культуры, базу отдыха в Кольцово, пионерлагерь «Сокол». Кроме того, резчики занимались изготовлением подарков и сувениров из дерева – некоторые из них отправлялись за границу.

– Искусство, как известно, складывается из двух вещей – творчества и ремесла, и одно от другого неотъемлемо. За годы работы на заводе выработалось техническое мастерство. Самое интересное – создать композицию, передать ритм и настроение.

За много лет Евгений Петрович собрал обширную библиотеку по истории искусства и знает множество историй из жизни известных художников.

– В 1939 году Николай Ромадин устроил свою первую выставку. Пришел уже пожилой Михаил Нестеров, посмотрел работы, подошел к Ромадину и говорит: «Жду вас в среду у себя дома, только приходите непременно с женой». Они пришли, попили чаю, побеседовали. Прощаясь, Нестеров сказал молодому коллеге: «С женой у вас тоже все хорошо!» Половина успеха художника – это жена, которая обеспечивает тыл, берет на себя значительную часть бытовых забот и дает мужу возможность работать. Мне с супругой очень повезло.

На протяжении пяти лет художник участвовал в работе над иконостасом Троицкого кафедрального собора Калуги. Его руками сделаны боковые части, резные накладки, сень над иконой Троицы, аналой. Одну из главных святынь, список иконы Калужской Богоматери, подарил храму патриарх Алексий II. Одеяние для нее сделала известная художница-золотошвейка Лариса Бабадей, а над киотом Евгений Столяров трудился в соавторстве с Николаем Тереховым и Владимиром Хамтеевым.

– Высота рельефа достигала 15-16 см – это очень много. Заготовка делалась из липовой доски, как торт «Наполеон»: на один слой наклеивали второй, третий, если нужно – четвертый. И знаете, что интересно? Объем такой, что, когда работаешь в мастерской, ходишь боком. А в пространстве храма эти фрагменты кажутся совсем небольшими.

На декабрьской выставке в Доме художника внимание зрителей привлекала объемная композиция «Жизнь в космосе». При ее создании автор мог полагаться лишь на собственную фантазию. А одной из самых удачных своих работ Евгений Столяров считает панно «Легенда – Икар», которое находится в коллекции калужского художественного музея. 30 декабря художник отмечает 75-летие. За полвека творческой жизни сделано многое, но идей, которые хотелось бы реализовать, еще больше.

– Мозг всегда в несколько раз опережает руки,

– говорит мастер.

Екатерина Шевелева

Фото Антона Забродского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *