Грамотей. Владимир Петров о русском языке с пристрастием: От Подола через Ясли к Завершью

Грамотей. Владимир Петров о русском языке с пристрастием: От Подола через Ясли к Завершью

Любой город, если он прожил достаточное количество веков, хранит в своей памяти множество событий прошлого. Память эта сохраняется не только в старых постройках, но и в пробивающихся через современную сетку улиц и дорог старую планировку, и в названиях улиц, переулков и площадей. Если их часто переименовывали, как это было и в Калуге, прежние названия все равно оставались в памяти старожилов и передавались из поколения в поколение в воспоминаниях, легендах или в документах. Старые названия обязательно отражали повседневную жизнь горожан. Улицы называли по именам первопоселенцев, чем-то проявивших себя жителей или по характеру деятельности населения той или иной улицы, слободы. Если же город стоит на изрезанных оврагами холмах, то в его топонимике это будет отражено обязательно.

Так же произошло и со старой Калугой, устроившейся на крутых холмах левого берега Оки. Березуйский, Городенский,  Жировский овраги, Киёвка, Подол, Ясли, Щемиловка, Завершье. Какие-то из этих названий остались, какие-то сохранились лишь в документах и в трудах историков и краеведов. Но все, что я сейчас перечислил, связано с рельефом местности, на которой раскинулась Калуга. Пока не будем касаться истории названия «Киёвка». Нас сегодня не заинтересуют и названия «Березуйский» и «Жировский», хотя овраги как  форма рельефа понадобятся. Наше внимание Щемиловке, Подолу, Яслям и Завершью. Практически каждое из этих названий содержит в себе не только историческую, но и лингвистическую загадку.

Разгадку начнем с неблагозвучной на первый взгляд Щемиловки. Происхождение – от глагола «щемить». Заглянем в историю вместе с краеведом Юрием Юрьевым.

– Это нижняя часть бывшей Гончарной-Горшечной-Щемиловки, ныне Первомайской улицы. Щемиловка, протянувшаяся от улицы Беляева до переулка Салтыкова-Щедрина, с одной стороны зажата Жировским оврагом, а с другой – склоном, за которым сама улица Салтыкова-Щедрина.

Добавим – название появилось не раньше XVII века, когда в наш язык пришло слово щемить, образованное от щеми – «тиски». На его позднее и, видимо, западнославянское происхождение указывает буква щ, обозначающая звук, которого в древнерусском языке не было. Интересно, что соответствующий древнерусский глагол скомити имел более широкое значение – от «стискивать», до «болеть», «ныть», отсюда и оскомина. Впрочем, щемить тоже употребляется в значении «болеть», «тревожить». Но мы отвлеклись. Про Щемиловку остается сказать только, что у нее есть «сестра» в Костроме с тем же историческим значением зажатости между склонами.

Со Щемиловки отправимся на калужский Подол. Самый знаменитый Подол, конечно, в Киеве. Но свои Подолы есть в тех городах, которые расположены на холмах, например, в Великом Новгороде. Есть Подол и в Калуге.

– Название в исторических документах встречается редко, – поясняет Юрий Юрьев. – Сейчас оно осталось как указание на место, в названиях некоторых объектов. Например, в названии церкви Спаса Преображения на Подоле, современный адрес которой – Подвойского, 7. Подолом в Калуге XVII века называли местность по левому берегу Оки между Городенским и Зеленым ручьями.

Что же такое Подол? Так в древнерусских городах называлась местность под горой. Слово возникло, рассказывает нам этимолог Николай Шанский, «на базе предложно-падежной формы «по долу», где существительное дол – «низ». Это древний географический термин, который, согласно исследованию народной географической терминологии Эдрарда Мурзаева, имел много сходных друг с другом значений, сходившихся в одном – обозначении низкого места. Отсюда, кстати и многое топонимы, как, например, Подольск или Подолье.

Теперь нам надо выбраться с Подола. Это будет трудновато, если не заниматься физкультурой. Например, по улице Детей коммунаров, которая когда-то называлась Яслями. И это название тоже, не удивляйтесь, имеет отношение к рельефу. Генриетта Морозова писала, что яслями в древнерусском языке назывался «откос, разлог, ложбина». Но у древнерусского слова ясли, заимствованного из старославянского, есть только одно значение: наклонная кормушка для лошадей. Ни в каком другом значении оно в письменных источниках не встречается.

Так что про древнерусский язык на время забудем. Откуда же ложбина? Единственное упоминания яслей в значении «откос, разлог, ложбина» встречаем только в словаре Даля. То есть когда-то в говорах, видимо, и в калужских, оно все-таки встречалось.

Если Подол – это «низ», и он есть в Калуге, то должен быть и «верх». Еще одна калужская загадка  – Завершье.

Название, видимо, искусственное. Есть старославянское вершие (верхушки растений, побеги) и хорошо известное и сохранившееся до наших дней навершие – «вершина или верхушка чего-либо». Есть и диалектное вершье или вершьё  с тем же значением – верхушки растений или деревьев. И, конечно же, -верх- встречается в большом количестве географических терминов: вершина, верховье, например, или верховина. Но вот завершье не встречается. Нет его и в «Словаре народных географических терминов» Мурзаева. То есть оно образовано непосредственно от предложно-падежной формы за верхом.

На географическую природу калужского топонима указывают и несколько русских и белорусских наименований. Например, село Завершье Острогожского района Воронежской области. В историко-топонимическом словаре «Вся Воронежская земля» название это объясняется тем, что село было построено в конце XVII века жителями села Березова неподалеку, за пригорком в низине у протоки Муровлянки. Однако, добавляет автор словаря Валентин Прохоров, в документах 1700 года, где упоминается село, оно названо «Завершня». То есть «Завершье» здесь более позднее название.

Несколько иной вид имеют и белорусские топонимы: «Завершаны», «Заверши» и «Заверша». Все это приводит нас к мысли, что Завершьем это место было названо значительно позже, чем появилось указание «за верхом».

Однако давайте из области зыбких предположений выйдем на тропу документальных подтверждений. Юрий Юрьев, представьте, нашел ответ на вопрос о происхождении калужского «Завершья»!

  – Вплоть до конца XVIII века мы в документах наименования «Завершье» не встречаем. В 1734 году Калуга делилась на город и 8 слобод, в том числе Георгиевская и Спасская находились на месте будущего Завершья. А вот академик Василий Зуев, описывая Калугу в 1781 году, уже указывает на Заверхскую слободу.

 Позже в текстах первой половины XIX века упоминаются Заверхская слобода, Заверхская часть города или просто «за верхом». В том числе в рассказе Николая Кукольника «Чернышевский мир» 1841 года жители этой местности именуются «заверховскими».

 Первое же упоминание Завершья я нашел у  одного из первых калужских краеведов Щепетова-Самгина в его статье 1861 года: «За Березуйским ручьем состояло Завершье, в котором главная улица была Панская».

Видимо, как и воронежское «Завершье», калужское было образовано искусственно по аналогии с географическими указаниями на место залесье, заречье, загорье, заболотье и порожденными ими топонимами. И имеет оно «литературное» происхождение.

Теперь нам предстоит понять, почему это место именно так и называлось. На это совершенно недвусмысленно указывает рельеф. Нынешний перекресток улиц Баумана, Королева и Пушкина, откуда начиналось Завершье, фактически «нависает» над Березуйским оврагом, откуда достаточно крутым подъемом ведет улица Пушкина. То есть верх может обозначать вершину, верхнюю точку. Но, как писал Николай Шанский в книге «Лингвистические детективы», «вечная история в мире слов: …представляется производным от одного слова, а на самом деле родилось совсем от другого». Правда, в нашем случае, слово все-таки одно. Но у него много значений. И как ни крутись вокруг одного и главного, заключенного в корне -верх-, имеются тонкости. Вот и Владимир Иванович Даль нам помимо прочих значений слова верх и множества от него образованных, указывает, что в Орловской губернии верхом называли овраг или росточь, что означает промоину, и вообще место, размытое водой. Подтверждение этому есть и в «Словаре русских народных говоров» с пояснениями и расширением. Для Тульской губернии – овраг с примером: «Упадет в верх и не вылезет». Для Калужской, Тверской, Весьегонской и Московской губерний  — не просто овраг, а еще и с крутыми склонами.

И поскольку все, что называлось в Калуге «за верхом», начинается от края крутого склона, ведущего к Березуйскому оврагу, можно согласиться с краеведами, считающими, что верх по-калужски – овраг, а «за верхом» –  за оврагом.

Автор выражает благодарность краеведу Юрию Юрьеву за участие в подготовке этого материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *