Хлудневские истории. Наталия Моисеенко и Михаил Силаев несколько лет изучают и реконструируют хлудневскую игрушку

Калужские художники-исследователи познакомились и подружились с потомственными мастерами. Каждый месяц они приезжают в Хлуднево, чтобы окунуться в деревенскую жизнь с ее трудами и радостями, наблюдать, изучать, общаться.

Петухи Городничевой

– Первые сведения о хлудневской игрушке мы почерпнули из книги Александра Владимировича Быкова, – рассказывает Наталия Моисеенко. – У всех старых мастеров, которые в ней упомянуты, была указана дата рождения и дата смерти, и только рядом с именем Татьяны Дмитриевны Городничевой стояла одна дата рождения. Мы узнали, что она живет в селе Новослободск Думиничского района, в доме престарелых. В тот же день сели в машину и помчались туда, чтобы с ней познакомиться. Меня переполняли эмоции. Увидеть человека, который своими руками лепил легендарную хлудневскую игрушку, – это для меня что-то вроде полета в космос. Татьяна Дмитриевна при первой встрече меня поразила – особенная стать, острый взгляд исподлобья, проникающий прямо в душу. Мы беседовали долго, часа три.

Наталия и Михаил часто приезжали к мастерице. Татьяна Дмитриевна много говорила о своей жизни, о детстве. У нее было много присказок и прибауток. Она рассказывала, что учеба в школе давалась ей с трудом. Зато любила лепить игрушки, присматривалась, как работала с глиной мама, как крутил горшки и корчаги папа. Мама умерла рано. Замуж Татьяна Дмитриевна не вышла, заботилась об отце до последних его дней. Когда не стало сил жить в деревне, она ушла в открывшийся дом престарелых и прожила там 12 лет.

Городничева не хотела работать с глиной, боялась, что будет грязно. Художники спрашивали: «Татьяна Дмитриевна, ну как же это лепить?» Она отвечала: «Ой, да легко! Берешь вот так глинку-то» – и руками в воздухе показывала приемы. В этот момент они ухитрялись дать ей кусочек привезенной с собой глины, и увлеченная процессом мастерица начинала лепить. Так Моисеенко и Силаев научились делать уникальных петухов Городничевой.

«Династические» бараны

После встречи с Татьяной Дмитриевной Городничевой калужские художники поехали в Хлуднево – без звонков и договоренностей, просто наудачу. Первым человеком, которого они там встретили, стала Татьяна Ивановна Рощина, в девичестве Бубнёва, – одна из потомственных мастериц, которая до сих пор живет в деревне Хлуднево.

– Приехав в Хлуднево в первый раз, я поняла, что лепить другую игрушку здесь просто не могли – уж очень похожа она на местных жителей, – говорит Наталия Моисеенко. – В Хлуднево не было игрушечного промысла, как в Дымково, когда все лепят одинаково. Тут семейные традиции лепки, поэтому игрушки каждой династии и каждой мастерицы отличаются. «У каждого дурака своя рука», – любила повторять мама Татьяны Рощиной, Татьяна Ивановна Бубнёва.

В Доме мастеров Наталия и Михаил сделали реконструкцию всадника на баранчике. Эту игрушку создала Ксения Прокопьевна Трифонова, представительница еще одной знаменитой хлудневской династии. Готовую фигурку привезли в Хлуднево, чтобы Инесса Алексеевна Ахалова, в девичестве Трифонова, ее расписала. Мастерица нарисовала тонкие, немного вытянутые черты, и баранчик стал по-настоящему «трифоновским».

Другую такую же игрушку художники отвезли Татьяне Ивановне Рощиной (Бубнёвой). Она долго ее рассматривала, а потом сказала: «Да разве таких баранов в Хлуднево лепили? Таких не было! Роги должны быть толстые, загнутые. Лапы должны быть поближе и тоже толстые, чтобы он крепенько на них стоял».

– Мы поняли, что Таня описывает другой музейный образец – всадника на баранчике, которого лепила ее мама Татьяна Ивановна Бубнёва, – рассказывает Наталия. – Поэтому она и не признала нашего барана. Сюжет-то похож, но баранчик должен быть крепеньким, упитанным, рогатеньким – «бубнёвским».

А вот Инесса сразу увидела, что это их «династический» баран. Наш эксперимент помог убедиться, что семейные традиции и сегодня прослеживаются у хлудневских мастериц.

В Хлуднево – лепить и копать картошку

Дома в Хлуднево тянутся вдоль берега речки, протекающей в овраге. Деревня скрыта от глаз, и, если не знаешь, где она находится, можно проехать мимо. Это место заповедное, одно из немногих в Калужской области, да и в России, где еще сохранился старый уклад деревенской жизни. Наталия Моисеенко может бесконечно рассказывать о щедрых и гостеприимных жителях Хлуднево, о деревенских праздниках с конкурсами частушек и общими застольями.

– Жизнь в Хлуднево непростая, но у людей никогда не бывает плохого настроения, – говорит Наталия Моисеенко. – Я ни разу не видела, чтобы они разозлились, расстроились или упали духом. Все у них получается ладно и быстро. Вот и игрушка выходит не городская, сувенирная, а естественная. Это рассказ о человеке, который ее создал, о его жизни и быте. Мастера не просто знают традицию – она живет внутри них. Когда узнаешь, чем жили и живут эти люди, узнаешь их характер, то лучше понимаешь, как они лепили эту игрушку, что в нее вкладывали. Для нас важно погрузиться в эту среду. И вот ты приехал, поработал на огороде, поужинал, попарился в деревенской баньке, а между делом полепил игрушечку. Мастерицы всегда так и делали. Это совсем не похоже на работу в студии, чувства совершенно другие.

За уникальными игрушками потомственных мастеров в Хлуднево приезжают искусствоведы и коллекционеры. Работы созданы из особой хлудневской глины – голубой, пластичной, способной воплотить любой замысел, от простенькой свистульки до сложного многофигурного «Дерева жизни».

Екатерина ШЕВЕЛЕВА. Фото Наталии Моисеенко и Михаила Силаева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *