История калужского Березуя. В издательстве «Фридгельм» вышла книга «Калужский Березуй. Опыт документального описания»

Книга – результат 20-летней исследовательской работы краеведа Валентины Фридгельм, которая посвятила свой труд памяти создателя регулярного плана Калуги Петра Романовича Никитина и 650-летию первого упоминания города в летописи.


Это второе издание, которое существенно полнее и подробнее первого, вышедшего в 2004 году. В него вошли уникальные документы, фотографии и планы города разных периодов, обнаруженные автором в архивах Калуги, Москвы и Санкт-Петербурга, – все, что так или иначе связано с историей Березуйского оврага. Валентина Фридгельм восстанавливает на страницах книги облик утраченной Калуги, исторический ансамбль, выстроенный Петром Никитиным.

– Мы, краеведы, все время говорим о том, как важно сохранить именно архитектурный ансамбль, – говорит Валентина Николаевна. – Во многих российских городах остались лишь отдельные исторические здания, разбросанные среди новой застройки. Калуге в этом смысле повезло: у нас сохранились практически в первозданном виде три улицы – Воскресенская, Ленина (бывшая Никитская) и Театральная (бывшая Облупская).

Дух времени – в документах

Большинство краеведов в своих работах ссылаются на хранящиеся в архивах документы, максимум – цитируют их в тексте книги. Валентина Фридгельм выбрала другой подход. Она приводит тексты документов полностью, сохраняя их орфографические и синтаксические особенности, без каких-либо собственных комментариев.

– Через документ можно ощутить время, – считает Валентина Николаевна. – Читая письмо калужанина, жившего в XVIII или XIX веке, можно уловить даже особенности местного говора и встретить удивительные словесные жемчужины. Просыпается исследовательский азарт. Например, вы читаете показания хозяйки частных бань и узнаете, что первая баня была построена еще ее дедом. Начинаете искать информацию уже о нем, и постепенно перед вами возникает картина жизни этой семьи, появляются интересные детали.


Показания, данные под присягой Надеждой Петровной Соколовой, о содержании частных бань в Березуйском овраге (1851 год).

«Я Надежда Петрова дочь по муже Сакалова, а поотце Сапожникова от роду имею 30 лет веры православной на исповеди иусвятого причастия бываю ежегодно российской грамоте неумею под судом ивштрафах небыла <…> содержу для мытья разного народа две торговыя бани из них 1-я устроена еще дедом моим Калужским мещанином Петром Сапожниковым назад тому лет шездесят которая – ныне находится в ветхом виде, а другая устроена мною назад тому лет пять насобственной мой капитал <…> насодержание оных бань дет, и отец мой, ия поторговле получали ежегодно от Калужской Градской думы Свидетельствы за что следующие деньги взносила в оную бездоимочно что ипоказую Сущую Правду».

Из книги В. Фридгельм «Калужский Березуй»


Бани строились на родниках, которых в Березуйском овраге великое множество. Само слово «Березуй» означает «время весеннего сокодвижения» и очень подходит для речек, которые только весной становятся полноводными. Точность народной топонимики восхищает.

Отголоски Италии

Сооружения, подобные калужскому Каменному мосту, можно увидеть только в Италии, в России таких простых и гармоничных мостов-виадуков больше нет. Чтобы разгадать эту загадку, Валентина Фридгельм подробно изучила историю жизни Петра Романовича Никитина. Этот научный труд она включила в приложение к книге.

– Отец и дядя Петра Никитина – художники Роман и Иван Никитины – были отправлены Петром I учиться в Италию. Вернувшись в Россию еще при жизни императора, они писали портреты членов царской семьи и придворных. В 1732 году оказались в Петропавловской крепости из-за подметных писем (дело Радышевского). Через пять лет, в 1737 году, их отправили в ссылку в Тобольск. В Сибири вместе с родителями находился и Петр Никитин. Там он учился у отца и дяди, постигал азы архитектуры. Это объясняет появление нашего виадука. Становится также понятным, откуда в Твери, где Петр Никитин работал до переезда в Калугу, взялось римское «трехлучие»: площадь, от которой отходят три улицы.
Каменный мост стоит на природном известняковом монолите. Он не только выглядит как римский виадук, но и построен по древнеримской технологии: делали внешнюю форму из кирпича и заполняли ее камнями и раствором. В 2009 году для реставрации Каменного моста в Калугу приехали специалисты из Москвы – архитектор О. И. Журин и инженер Е. И. Николаева. Они обследовали и укрепили его. Раньше мост красили в серый цвет натурального камня (т. н. дикий), но в 2009 году его оштукатурили, и больше 10 лет мы видим его таким, как сейчас. Уже не просматривается уникальная ручная кладка из большемерного кирпича, сложенная руками калужских строителей.

История Березуя – история семьи

Семейная история Валентины Фридгельм тесно связана с Березуйским оврагом – и это одна из причин, побудивших ее взяться за подробное исследование этого места. Со стороны здания КНИИТМУ, внизу «под горкой», как тогда говорили, стоял дом, где выросла Валентина Николаевна.

– Мои бабушка и дедушка, калужские мещане, жили в деревне Белой Перемышльского уезда, держали харчевни для проезжающих по Одоевскому тракту. Когда в 1929 году моему деду по секрету сообщили, что его отправляют в ссылку в Сибирь, он с семьей бежал на телеге в Калугу, оставив все хозяйство. Здесь они смогли купить половину дома в Березуйском овраге.

У автора книги есть собственный взгляд на благоустройство этого уникального места.

– Я включила в книгу результаты обследования и геоботаническое описание Березуйского оврага, сделанное в 2019 году студентами КГУ под руководством профессора А. Б. Стрельцова, – рассказывает Валентина Фридгельм. – Очень важно сохранить не только архитектурный ансамбль, но и видовое разнообразие растений. Думаю, что оптимальным был бы такой вариант: наверху, по периметру оврага, проложить тропы, чтобы люди, проходя по ним, любовались прекрасными видами, не спускаясь вниз, не беспокоя растения, которые там произрастают.


Книга «Калужский Березуй» увидела свет благодаря калужанам, которым интересна история города. Всего за три дня сто человек откликнулись на объявление в соцсетях о подписке на книгу, и собранная сумма покрыла типографские расходы. Книга вышла тиражом в 250 экземпляров и уже стала библиографической редкостью, но ее можно найти в краеведческих отделах калужских библиотек.

Екатерина ШЕВЕЛЕВА. Фото Евгения Фридгельма, Вениамина Фридгельма и из книги «Калужский Березуй»


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *