К 80-летию освобождения Калуги: «Это было недавно, это было давно»

К 80-летию освобождения Калуги: «Это было недавно, это было давно»

Листаем газеты прошлых лет, которые рассказывали о жизни нашего города в год его 600-летия.

30 декабря наша доблестная Красная армия очистила Калугу от немецких варваров. Корреспондент «Правды» приехал в город через два часа после его освобождения. Кровавые следы оставили немцы после себя. Сожжены целые кварталы, на улицах – трупы расстрелянных и повешенных жителей.

Вот здание городской управы. Немцы устроили здесь застенок, пытали и расстреливали мирных жителей. Во дворе на снегу лежат семь трупов. При нас жители опознают замученную Татьяну Александровну Тулякову – председателя пригородного колхоза. На центральной площади города, на перекладине, устроенной между двумя уличными фонарями, фашисты повесили четырех человек. Они висели несколько дней для устрашение населения. Вот девушка, которую повесили только за то, что она несла бутылку с керосином и фитиль для керосиновой лампы. Немцы сочли ее партизанкой, готовящей поджог.

С гневом и ненавистью рассказывают жители об издевательствах немцев над пленными красноармейцами. Пленных кормили один раз в сутки похлебкой из отрубей, запрягали в сани вместо лошадей и возили на них дрова по городу. Населению не разрешали подходить к пленным, разговаривать с ними, и если кто-то бросал им кусок хлеба, то поднявшего этот хлеб избивали прикладами. Если пленный отставал или падал, потеряв последние силы, его пристреливали на месте.

В центре города немцы устроили кладбище, в сквере на большой площади стоят сотни могильных крестов. Удирая под натиском наших частей, фашисты бросили в городе большое количество орудий, автомашин, боеприпасов. За Калугой наши войска захватили эшелон с боеприпасами. Быстро разгрузив платформы, на трофейных танках бойцы стали преследовать отступающего врага.

Со слезами радости встретило население Красную армию. На одной из улиц жители обступили кольцом наших бойцов. Чтобы двинуться дальше, командиру пришлось упрашивать:

– Товарищи, разрешите пройти, некогда, немцев гоним!

Одна из женщин сказала:

– Вот мы и услышали опять родное слово «товарищ». При немцах за это слово били и сажали. Мы не знали, как называть друг друга. А теперь это слово опять с нами. Спасибо вам, бойцы-товарищи!

Город начинает приходить в себя. Жители вытаскивают из ям свое имущество, спрятанное от немцев, переселяются в уцелевшие дома, приводя их в порядок после грязных фашистских оккупантов.

Мы знали: так и будет

Воспоминания Клавдии Иванец, участницы боев за освобождение Калуги.

– В тот памятный день, 30 декабря 1941 года, наша батарея 91-го артиллерийского полка 50-й армии держала позицию в районе деревни Ромоданово.

Женщина достает альбом с пожелтевшими фотографиями далеких военных лет. На нас смотрят суровые обветренные лица парней сорок первого года.

– Вот его убило, когда форсировали Оку. Этого – в самом центре города, у кинотеатра «Центральный». Этого…

– показывает Клавдия Владимировна.

30 декабря ровно в 4:00 батарея, где служила санинструктором 16-летняя Клава, начала артподготовку. Затем в дело вступила пехота. Гитлеровцы на берегу Оки построили оборонительные сооружения. Крепчал мороз. Но никакая сила уже не могла остановить наступление наших воинов. Горели Гостиные ряды. В сквере, что напротив почтамта, висели замученные фашистами партизаны.

Клава Иванец вспоминает: к ней подошла старуха лет семидесяти. Она прикоснулась к лицу Клавы и тихо спросила:

– Доченька, ты тоже воюешь? Антихрист у меня спрятался, полицай.

– и заплакала навзрыд.

– Где?

– В подвале. С оружием. Дочь мою расстрелял. Комсомолкой была.

Подвал окружили и выкурили оттуда полицая. На станции «Калуга-1» в числе других трофеев были взяты и два состава с новогодними подарками. Для сотен немецких солдат и офицеров, чьи трупы валялись на улицах города. Для них Рождество закончилось 30 декабря 1941 года в Калуге.

После освобождения города Клавдия Владимировна участвовала в ожесточенных сражениях на Зайцевой горе. Десятки солдат спасла санинструктор.

Однажды ее тоже ранило, перебило ключицу, когда она перевязывала на поле боя раненого лейтенанта. Истекая кровью, она одной рукой тащила в санчасть плащ-палатку, на которой лежал офицер. Тащила до тех пор, пока не потеряла сознание. За спасение командира части Иванец наградили орденом Красной Звезды.

Морозный ясный день декабря 1971 года. Остановка «Дом культуры КЭМЗ». Троллейбусы хорошо видны от дверей клуба, где работает контролер ДК Клавдия Иванец. Девушки в разноцветных лыжных костюмах садятся в троллейбус. Смеются, подталкивают друг друга. Юные. Красивые.

– И за них тоже умирали наши бойцы в тот день, 30 декабря 1941 года. И за этот чистый пушистый снег. Мы знали – так и будет: победа!

– говорит Клавдия Владимировна.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *