«Когда тонут, не кричат». С начала купального сезона в Калуге погибли восемь человек, ещё восьмерых удалось спасти

О том, какие опасности таит вода и почему происходят трагедии, мы поговорили со спасателями.


Раннее утро. Солнце уже нещадно печёт. К Яченскому водохранилищу неторопливо бредут калужане: заразительно смеются подростки, неуверенно ступает, держа маму за руку, пухлая малышка лет двух, пожилые женщины в шляпках несут тяжёлые сумки. Берег усеян людьми. Лето, вода, громкая музыка… Кажется, ничто не предвещает беды.

– На Яченке мы уже троих спасли, – рассказывает заместитель директора муниципального казенного учреждения «Служба спасения» Олег Погонин. – Не так давно двух подростков. Поплыли они, а силы свои не рассчитали. Одному 15 лет, другому – 14.


Опасные воды

Владимир Мягченко, спасатель третьего класса, на лодке раз в два-три часа объезжает водохранилище. Он осматривает дикие пляжи, обращает внимание на состояние людей и есть ли среди отдыхающих дети без присмотра.

– Бывает, человек сидит на берегу как потерянный. Я сразу скорую вызываю, – говорит Владимир.
Лодка неторопливо движется по зеленой глади. Едкий запах цветущей воды ударяет в нос. Роспотребнадзор не рекомендует здесь купаться, но калужан это не останавливает.

– Я здесь не купаюсь, – признается Владимир. – А когда приходится заходить в воду, сразу обмываюсь из бочки. Иначе на коже появляется что-то, напоминающее крапивницу.

Лодка притормаживает около женщины лет пятидесяти, которая висит на буйке. Спасатель интересуется её состоянием.

– Всё хорошо, – хохочет она в ответ. – Я же сама сюда заплыла.

На берегу повсюду валяются брошенные корки арбуза, упаковки из-под чипсов, пластиковые бутылки. Среди этого мусора люди расстилают полотенца и ложатся загорать до цвета копчёной курочки.

Местные пловцы говорят, что дно водохранилища покрыто осколками стекла, пробками, ржавыми банками.

– Помощь в основном приходится оказывать тем, кто сильно порезался, получил тепловой удар или находится в неадекватном состоянии. Есть и такие, кто после отдыха вообще сам идти не может.

Контингент разный, – говорит спасатель. – Сменщика сегодня менял, так он рассказал, что сюда уже в семь утра пришла компания. Такие обычно до обеда сидят. Другие, наоборот, приходят после шести вечера и отдыхают здесь порой до трёх ночи. Бывает, отдыхающий на жаре сидит-сидит, а потом – в водохранилище и поплыл. И вдруг сердце прихватило, тромб оторвался, тепловой удар… да что угодно может произойти в воде.

У берега плещется вода, плавают утки. Смотришь на воду, и кажется, будто водохранилище так обмелело, что его можно перейти вброд.

– Тут глубина до семи метров, – говорит Владимир. – Когда водохранилище заливали, очень глубоко было. Сейчас вода заилилась, но местами все же есть глубины и ямы.

А ещё камни. Поэтому спасатели просят отдыхающих не нырять.

– В выходные здесь караул – детишки с понтона прыгают. Мы им запрещаем, а им всё равно. И девочки среди них. А там глубина по колено. Родителям говоришь, а они в ответ: «А почему нельзя?» Объясняем, что и головой, и другими частями тела могут удариться. Хорошего мало. Кажется, тут песок, а там дальше камни, там ил, – рассказывает Владимир.

За детей в ответе

Если спасатели видят подростков, которые пришли купаться без взрослых, то делают ребятам замечание и просят разойтись по домам. Но, как правило, молодые люди лишь перемещаются с одного пляжа на другой. И только после того как спасатели берутся за телефон, чтобы вызвать полицию, покидают водоём.

– Подросток считает себя самостоятельным человеком, всё ему можно, всё ему надо, – рассуждает Олег Погонин. – Да и много неблагополучных семей, беспризорных детей. Они сами себе предоставлены.

– В прошлом году девчонка в районе парка «Мир» мальчика лет 12 спасла. Он у неё на глазах стал тонуть. Хорошо, она прошла курсы по оказанию первой помощи. Откачала. Вызвали нас, мы – скорую. Он в сознании всё время был, но сильно перепугался, – добавляет Владимир.

Девушку зовут Диана Бессарабова. За спасение мальчика она получила награду «Горячее сердце» и медаль МЧС России «За спасение погибающих на водах».

– В бору есть карпятник, типа маленького озера. Там тоже люди купаются. Глубина – метра 2-3, и трава идёт. Несколько лет назад 15-летний подросток нырял, нырял, поднырнул под водоросли, а всплыть уже не смог, – говорит Владимир.

– А так, в любом возрасте тонут, – добавляет Олег Погонин.

– Через сколько времени человека ещё можно спасти, если он нахлебался воды? – интересуемся мы.

– 5-7 минут.

Спасательный пост на водохранилище круглогодичный. Помощь оказывают 24 часа в сутки.

Самоуверенность и бравада

Ока – ещё одно излюбленное место отдыха калужан. Официального пляжа здесь нет, но люди размещаются стихийно по всему берегу. Одно из самых популярных мест – в районе КЭМЗ. Именно тут на лодке дежурят городские спасатели.

Дети плещются у воды. Молодые люди лежат на песке, сливаясь с ним по цвету. И вдруг раздаётся пронзительный звук. Это спасатели взялись за свистки, чтобы напомнить отдыхающим, что не стоит заплывать далеко. Но молодой человек делает вид, что не слышит. К нему быстро приближается лодка, спасатели просят парня плыть в сторону берега.

– Перед девчонками выпендривается. Много утонуло уже.

В нетрезвом виде купаются, в неположенных местах, пытаются испробовать свои силы, речку переплыть, – наперебой говорят спасатели.

– На прошлом нашем дежурстве женщина едва не утонула, 1982 года рождения. Всю жизнь речку переплывала. А тут… – начинает рассказ старший смены Юрий Кузнецов.

– Сначала, как спортсменка, бодро-бодро шла. А потом силы кончились, смотрим, она не плывёт, её течением сносит, – добавляет спасатель Андрей Садков.

– Свистим, а она не реагирует. Значит, выпивши. Вытащили. Она уже ничего не понимала. Ещё минута, и уже бы всё, – говорит Кузнецов.

Проплывая мимо пляжа, спасатели окидывают взглядом отдыхающих, кажется, что каждого из них они пытаются запомнить.

– 56 человек, – отмечает Юрий Кузнецов. – Обычно здесь до 150.
Лодка причаливает у противоположного берега, отсюда отдыхающих видно как на ладони.

– Наша работа – предупреждать происшествия. Мы не ждём, когда человек начнет тонуть. Если далеко от берега отплыл, сразу свистнем или сирену дадим. В основном калужане все понимают, – рассказывает Андрей Садков.

Чтобы закричать, позвать на помощь, человеку нужно набрать в лёгкие воздуха, а на это зачастую сил уже нет.

– Это только в кино люди руками машут: «Спасите-помогите!» Когда тонут, не кричат. А так тихонько плывёт, плывёт – бац! – и ушёл под воду. Никто даже и не заметит, – говорят спасатели.

Река коварна. На Оке глубина местами доходит до шести метров. А утонуть можно даже у берега.

– Года два назад у берега компания отдыхала. Молодая девушка утонула там, где вода по пояс! Как она умудрилась?! И плавать-то не умела: зайдёт, окунётся, выйдет. А тут смотрим, ребята руками машут. Нет человека. А они все уже пьяные. Водолазы только на следующий день её нашли, – вспоминает Андрей Садков.

Спасатели напряженно всматриваются в отдыхающих. В лодке лежит аптечка. Они надеются, что этим летом она им не понадобится.

– На Воробьевке в этом году парень с девушкой полезли купаться выше понтонного моста. Девушку успели вытащить, а его под понтон затащило. Он утонул, нашли его на другой стороне реки. Под понтонный мост затягивает, оттуда невозможно выбраться.

А попадают в основном под горячительными напитками. В таком состоянии нарушается и ориентация в пространстве. На Воробьевской переправе со стороны Ромодановских двориков девушка пришла пони искупать и завела его в воду. Лошадь оступилась, коня потащило течением. А девушка то ли за уздечку зацепилась, то ли сама за конём прыгнула. Ей всего 20 лет было. И лошадь утонула, и девушка погибла. Вообще, конечно, вода коварна. В жару приятно отдохнуть у воды, но когда неприятная ситуация происходит – страшное дело, особенно когда гибнут дети, – рассказывает Олег Погонин.

Спасатели отмечают, что трагедии с детьми чаще всего происходят по недосмотру родителей.

– Если бы мама смотрела! А она зачастую разворачивается спиной к ребёнку и загорает другими частями тела. Он предоставлен себе. А тут все купаются, толкаются, кто-то из взрослых нечаянно стукнул ребёнка по голове и даже не заметил этого. И всё – ребёнка нет, – сокрушается Юрий Кузнецов.

Если раньше спасатели осенью могли выдохнуть, то в последние годы сентябрь и октябрь бывают такими тёплыми, что пляжный сезон продолжается.

– Неизвестно, когда и откуда подвоха ждать. Чувствуем себя спокойно, только когда ненастная погода, когда у водоёмов никого нет – ни рыбаков, ни отдыхающих. Какой ни дождишка, а людям отдышка. А в хорошую погоду у нас самая работа, – говорит Олег Погонин.

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото Антона Забродского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *