«Меня называли фанатиком». Известный калужанин Владимир Морозов отмечает 90-летний юбилей

Первая цветная фотография, которую ему удалось сделать в 1961 году.

Заслуженный работник сельского хозяйства, фотограф, писатель, спортсмен и не только. Известный калужанин Владимир Морозов отмечает 90-летний юбилей. Владимир Николаевич не имеет ни сельскохозяйственного, ни спортивного, ни гуманитарного образования. Начиная как любитель, он во всем, за что бы ни брался, достигал признания и невероятных результатов.

Спас случай

Кирзовые сапоги, куртка цвета хаки, кепка. Бодрой походкой Владимир Морозов направляется к теплице. Садится на раскладной стул, берёт нож, черенки растений и начинает прививать.

– Раньше я мог работать по 12 часов в день! Делал по 120, даже 150 прививок! А сейчас только 20–30, – вздыхает пенсионер. – Возраст есть возраст. Зрение подсело. Но, когда горячая пора, по 6-7 часов в день работаю.

Тяжелое детство, лишения, приобретенная инвалидность лишь закалили характер Владимира Николаевича. Все события его жизни происходили не благодаря, а вопреки.

– У нас в шкафу стояла фаянсовая доска. Я спросил у мамы, для чего она. Она сказала: сыр резать. А что такое сыр? Когда мне было девять лет, мы пришли в гости к друзьям родителей. И там я впервые его попробовал. Мама могла с зарплаты купить мне лишь ромовую бабу.

Но настоящие тяготы начались в октябре 1941 года, когда немцы вошли в Калугу. И Морозова едва не убило.

– 25 октября был солнечный день, морозный, снега ещё нет. Слышим мощный гул. Мама говорит: «Пошли в бомбоубежище!» А у него пороги размыло. Пока мать их чинила, я лёг на землю. Но мне же интересно, что происходит. Встал на колени, смотрю: начали сыпаться бомбы, кругом столбы земли. И какой-то блестящий круг летит на меня. Потом ничего не вижу, ничего не слышу. Меня опрокинуло, засыпало землей. Бомба взорвалась от нас в пяти метрах.

Советские солдаты объяснили десятилетнему мальчишке, что он попал в «мёртвую зону» взрывной волны и только это спасло ему жизнь.

– Последние десять дней оккупации есть было нечего. Всё, что мама смогла раздобыть, закончилось. Воды не было – водонапорную башню взорвали советские войска до прихода немцев. И мама на снеговой воде варила сушеные картофельные очистки. Тухлая, вонючая, противная штука. В рот её берешь, цедишь сквозь зубы. Я плакал от голода. А немцы в доме в это время котлеты крутили. Они привезли поросенка. 25 декабря – католическое Рождество: вина, торты. А мы рядом сидим и зубами щёлкаем.

Из хулиганов в передовики

Ещё во время войны Владимир связался с плохой компанией.

– Все, кто в ней был, по тюрьмам разошлись и сгинули. А я в шестом классе школу бросил. И мама отвела меня в железнодорожное училище. Ну, тут я проявил себя как человек. Мне очень понравилось токарное дело, и я буквально за три месяца прошёл все то, что положено. Мастер поставил меня за станок «ДИП 200», в названии которого зашифрован девиз: «Догнать и перегнать Америку».

И кто знает, как сложилась бы его судьба, если бы не нелепая травма, приведшая к инвалидности. Владимир так упал с велосипеда, что через несколько месяцев врачи поставили ему страшный диагноз «остеомиелит правого бедра». Костыли, операции и домашнее заточение стали обыденностью.

– Я все лежал, лежал да головой об стенку бился, плакал, – вспоминает о том времени Владимир Николаевич.

Спас его… спорт. Сначала он ходил на веслах с друзьями по Оке, потом увлекся велогонками. Морозов, как он говорит, так накачался, что даже попал в армию – на Черноморский флот. Но вскоре сильно простыл и в итоге был демобилизован.

– Если быть, то быть первым! – без лишней скромности говорит о себе Владимир Николаевич.

Владимир Морозов вместе с журналистом Василием Песковым.

Крутить педали

После армии молодой человек устроился на «Турбинку» токарем, стал учиться в вечерней школе и заниматься велоспортом.

– Работал, учился и тренировался, как мог. Порой еду на велосипеде, а меня в сон клонит. Глаза закрою, несколько раз педали крутану, потом открою, – говорит Владимир Морозов. – Гоночные велосипеды тогда были с деревянными колесами. За мои упорные тренировки меня называли фанатиком. До 1,5 тысячи раз я приседал. Кроме того, «пистолетик» делал на левой ноге по 100 раз, на правой – только 10. Штангу себе смастерил из оси полуторки, а на края по два утюга повесил.

В итоге он стал первым на велогонке в Медыни.

– Проехал дистанцию за 3 часа 17 минут. Мой главный соперник проиграл мне 20 минут! И я стал чемпионом области. Я первый в Калужской области выполнил третий взрослый спортивный разряд на 100 км.

С тех пор с велосипедом Владимир Морозов не расставался. С 1953 по 1958 год он неизменно становился чемпионом.

– Каждый год нога болела, каждый год в больницу ложился. Выйду – и опять на велосипед, и опять соревнования, – вспоминает пенсионер.

В итоге ему предложили стать тренером. Среди его воспитанников – шесть мастеров спорта и много разрядников. А потом Морозова уволили.

– К нам должны были поступить новые гоночные велосипеды. Завхоз мне сказал, что один из них я должен продать. А как я могу? В итоге на мое место взяли профессионального тренера с образованием, – говорит он.

Фотограф и садовод

На этом достижения Владимира Морозова не заканчиваются. Первым в регионе он освоил цветную фотографию.

– Я всем занимался серьезно. Нашел книгу «Фотография. Ее искусство и техника». Сначала фотография была черно-белая, потом появилась бумага трех цветов – зеленого, коричневого, голубого оттенков. Коричневатый оттенок рекомендовалось использовать для портретов; зеленоватый – для природы – лес, листва; голубоватый – для неба, моря. Но в этой книге я нашел и цветную фотографию. А у нас её не было. В книге была дана рецептура: какие проявители, закрепители, отбеливатели, что и как делать.

Покупаю пленку, покупаю бумагу, смотрю, какие химикаты нужны. Но в магазине ничего нет. Благо тогда я ещё работал тренером, и у меня со всех заводов занимались юноши и девушки. И я им даю задание посмотреть в химлабораториях то-то и то-то. Они принесли. Я проявил плёнку, отпечатал фотографии, и всё получилось. Проходит какое-то время, покупаю другую пачку бумаги, а фотографии выходят какие-то рыжие. Начинаю разбираться. Оказывается, в первый раз мне повезло – попалась хорошая бумага. А так нужны фильтры. И где их взять? Нигде ничего не продается! Пришлось сделать самому.
Он со смехом вспоминает, в какой восторг приходили люди при виде цветных фотографий. Работники на них не узнавали свои цвета.

Поистине всероссийскую славу наш герой получил как садовод-сортоиспытатель. Свой участок на Угре он превратил в настоящий ботанический сад. Посмотреть на редкие растения приезжали академики, журналисты, иностранные делегации. И этот удивительный уголок Морозов продолжает холить и лелеять в свои 90 лет.

– В этом и секрет моего долголетия – работа! – говорит он, показывая в своем саду разнообразные растения.


Недавно Владимир Николаевич выпустил книгу «Воспоминания старого калужанина».
Он говорит, что отдыхать ему рано. Сейчас вместе с краеведами обсуждает злободневные вопросы сохранения исторического наследия Калуги.


Елена Французова
Фото Антона Забродского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *