Поединок со смертью. В Доме мастеров 25 сентября зрители увидели долгожданную премьеру «Театра КУ» – спектакль «Про солдата»

«Театр КУ» – камерный семейный театр, который создали талантливые, увлеченные люди – художественный руководитель Светлана Маркелова, режиссер Светлана Никифорова, художник и автор текстов Виталий Черников, юные актрисы Елизавета и Варвара Маркеловы.


История «Театра КУ» началась в 2019 году. Началась ярко – с победы первого спектакля, сказки «Лутонюшка», на Международном фестивале «Катюша» в Страсбурге. Постановки, в которых действуют и куклы, и люди, дарят детям и взрослым множество тем для размышлений, разговоров и совместного семейного творчества.

История солдата

Спектакль «Про солдата» авторы задумали полтора года назад. Премьеру мечтали выпустить к 75-летию Победы, однако пандемия спутала планы. Но, несмотря на все сложности, он родился, и первые зрители встретили его тепло и эмоционально. Режиссер-постановщик – Виктория Печерникова, с которой калужская публика знакома по постановкам областного драматического театра «Безымянная звезда» и «Гупешка».

– Сказки – явление сложное и глубокое. Виктория Печерникова давно погружена в эту тему, режиссерская разработка сказок ей очень интересна, – рассказывает Светлана Маркелова. – Она предложила «Театру КУ» сотрудничество, и мы поделились с ней своей идеей: создать спектакль на основе подлинных воспоминаний фронтовика, народных сказок и фольклора. Свежий взгляд Виктории помог нам из огромного количества материала выбрать главное, выстроить композицию.

Артист Андрей Соловьев исполняет роль Солдата, у которого есть реальный прототип – ветеран Великой Отечественной войны Алексей Алексеевич Черников. Каждой сказке и былине соответствует история из его жизни, и это придает спектаклю особый смысл и глубину. В рассказах фронтовика война как она есть: страшная, жестокая, кровавая. В сказках и былинах похожие ситуации идеализированы, в них на первый план выходит юмор, находчивость, благородство. Например, в былине про первый бой Ильи Муромца богатырь отпускает на все четыре стороны плененных им иноземных царевичей. Но разве могли бы так поступить солдаты во время разведки боем? Мы видим две стороны событий – реальную и сказочную, архетипическую, которая еще ярче подчеркивает подвиг русского солдата, который пережил страшные испытания, но сохранил доброе сердце и чистую душу.
– На одной из репетиций был удивительный момент. Виктория Печерникова показывала, как солдат должен говорить. И я вдруг поняла, что вижу не ее, а Алексея Алексеевича. Она никогда в жизни с ним не встречалась – он умер в 1997 году. Видимо, текст как-то сохраняет образ автора, и другой человек, глубоко погрузившись в материал, может его «считать».

Спектакль-обряд

Действие развивается параллельно в реальном мире и в мире славянских мифов, сказок и былин. Три богини-судьбеницы – Леля (Варвара Маркелова), Жива (Светлана Маркелова) и Морена (Светлана Никифорова) – встречают приходящего в мир человека. Прямо на глазах у зрителей из лоскутков, пакли и березового поленца Леля мастерит куклу-младенца. Чтобы выбрать имя, судьбеницы гадают по зерну.

Поют колыбельную, веселые пестушки и потешки. Дитя в доме – праздник. Но вот гулко звучит колокольный набат – как предчувствие трагической судьбы. «И зачем только матери сыновей родят!» – вздыхает Морена.

– Мы играли некие силы, которые человек обычно не видит, но каким-то образом ощущает их присутствие, – славянскую «женскую троицу», – говорит Светлана Маркелова. – Во время работы над спектаклем мы глубоко погрузились в тему сказочного и песенного фольклора, пересмотрели и прослушали множество лекций и записей, пытались перенять манеру ритмизации и даже дыхания. Мы очень благодарны за помощь педагогам по вокалу Марине Каргополовой и Ольге Петровой.

В мифологическом мире у реального героя есть двойник – солдат Иван, герой народных сказок. Его роль исполняет ростовая кукла. Это он перехитрит жадную «бабку Маланью – голову баранью» и сварит отличную кашу из топора. Он и погибнет от шальной немецкой пули, когда в финале живой и мифический планы сойдутся воедино. Судьбеницы поют колыбельную с необычными словами: «Баю-бай, баю-бай, поскорее умирай». Светлана Никифорова в образе Морены держит на коленях погибшего солдата, повторяя композицию «Пьеты» Микеланджело.

– Колыбельные о смерти назывались обманными, – объясняет Светлана Маркелова. – Их пели живым, но тяжело заболевшим людям, чтобы они выздоровели. Родным они помогали, как сейчас говорят психологи, проговорить и убрать из жизни страшную ситуацию возможной смерти. Но мы поем эту колыбельную, чтобы упокоить погибшего.

Оставшемуся в живых Алеше судьбеница Леля дарит оберег – белую птицу. Живи, будь, если сможешь, счастливым – и помни!

Один в трех мирах

В спектакле «Про солдата» два действия, законченных, самодостаточных и совершенно разных по стилю. Они соотносятся друг с другом по смыслу, ассоциативно: все, что происходило в первом действии, завершает сказка «Солдат и смерть». Авторы поставили ее в виде вертепного представления – «мульт-фильма XIX века». В отличие от классического рождественского вертепа, где есть «земля» и «рай», здесь имеется еще и «ад», куда вероломная Смерть уносит Солдата. Но он и там не пропадет и, в конце концов, сумеет ее обмануть.

Спектакль идет без фонограммы. Все звуки издают артисты при помощи самых разных предметов: чугунка, игрушечной арфы и даже окинавской флейты. Когда родилась идея и композиция постановки, самой сложной задачей оказалась подготовка материальной части. С ней удалось справиться меньше чем за полтора месяца. Только большая кукла, исполнившая роль Ивана, была изготовлена раньше и терпеливо ждала лучших времен вместе с авторами. Всё, начиная от кукол и вертепного шкафа и заканчивая головными уборами судьбениц, сделано руками одного человека – Виталия Черникова. В пошивочном цехе «Театра КУ» трудится единственный мастер – Ирина Силаева. Искусством изготовления народных кукол с авторами спектакля поделилась Лариса Юровская.

– «Театр КУ» начинался как «театр на столе», но в этой постановке мы вышли за рамки камерного формата, – говорит Светлана Маркелова. – Первое действие – это спектакль малой сцены, он, скорее, для 200 зрителей, чем для 30. Мы думаем о том, как показать его на более подходящей площадке. Возможно, примем участие в фестивалях. Но главное, я воспринимаю эту пьесу как путь и жду от нее больших открытий не только для зрителей, но и для нас – тех, кто ее играет. Пока такие открытия случаются, спектакль живет.

Екатерина ШЕВЕЛЕВА. Фото автора и Елизаветы Маркеловой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *