Потеряться – не значит пропасть

Таков негласный девиз добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт». В этом году ему исполнилось 10 лет.

О том, почему волонтеры, забыв о сне и отдыхе, отправляются на поиски и с какими трудностями сталкиваются, мы поговорили с координатором калужского отряда Василием Непершиным.

– «К тебе как ни приедешь, всё время на поиск попадаешь!» – говорит мой московский друг. Когда он в очередной раз приехал ко мне в гости, в Балабаново пропал 90-летний дедушка, – рассказывает Василий. – Поздним вечером дедушку нашли. Спросили, что в лесу делал – толком объяснить не может. К сожалению, он теряется уже не в первый раз и, надо полагать, не в последний.


«Мы приехали вас искать»

Василий в отряде с 2018 года. Говорит, что не представляет себе иной жизни. Выходные, праздники, отдых отходят на задний план, когда кто-то попадает в беду.

– Как-то в ноябре с другом отдыхали в Туле. Увидели, что в Мятлеве пропала бабушка. Поиск шёл вторые сутки, не хватало людей. Сорвались, поехали, всю ночь ходили по мокрому лесу. Я сильно устал, но в то же время почувствовал, что это моё. Как у меня щелкнуло второй раз отправиться на поиски? Не знаю. Пришёл домой, вижу сообщение, что ищут пожилую женщину. Да, мне завтра на работу, да, друзья не поехали, я там никого не знаю, ну и ладно. Ничего такого героического, просто приехал, просто выполнил поставленную задачу. И остался в отряде.

Приходят в отряд по-разному: кто-то долго следит в соцсетях, читает, репостит, а потом решается, кто-то, увидев ориентировку, включается в поиски и остается. Нередко в отряд приходят родственники пропавших.


Каждый доброволец верит, что потерявшийся найдется живым.


– Я немного фаталист. Склоняюсь к тому, что у каждого своя судьба. Но когда мы выезжаем на поиск, всегда надеемся на лучшее и исходим из того, что человек жив. Помогаем ему найтись. По моему опыту самый правильный поиск – когда стремление найти есть с двух сторон, тогда всё происходит хорошо.

– А если обнаруживаете человека мертвым, не отбивает ли это желание участвовать в поисках?

– У родственников должна быть возможность похоронить своих близких, попрощаться с ними. Не должно быть так, что человек пропадает и всё. Конечно, погибших людей искать сложнее, и требуется больше ресурсов, но это делать нужно, – говорит Василий.

– На какие сутки вы понимаете, что шансов найти человека живым нет? – спрашиваю я.

– Все зависит от времени года, погоды, здоровья человека, вводных данных по поиску, по которым мы оцениваем ситуацию. Летом более 80% людей в лесу совершенно спокойно выживают. В холодное время года самый большой риск – переохлаждение. Когда человек теряется, его родственники сразу начинают думать о самом плохом.

Как-то была заявка, получив которую, и мы готовились к худшему: у человека проблемы с сердцем, высокое давление, случаются обмороки. Он ушел в ближайший лес и не вернулся. Мы подъезжаем к воротам СНТ, где у нас должен быть штаб. Стоит машина. Из неё выходит мужчина и говорит: «Здравствуйте, у вас ключи от ворот есть?» Смотрю на него, а он по описанию наш пропавший – прям один в один. «А вы Сергей?» – «Да!» – «А мы приехали вас искать!» – «А я вот он». Больше 12 километров по лесу прошел и вышел в населенный пункт, откуда вернулся на такси.


Обратный отсчёт

В поисках важную роль играет время. Чем раньше родственники обратятся за помощью, тем больше шансов найти человека живым.

– Во-первых, пропавший пока не ушёл далеко, во-вторых, записи на камерах не «закрылись» более свежими, в-третьих, свидетели ещё смогут его вспомнить. Правила трёх суток не существует. Заявление нужно подавать незамедлительно в полицию, отряд «ЛизаАлерт», – говорит Василий.

Василий отмечает, что, как ни странно, порой в лесу обнаружить человека бывает легче, чем в городе.

– Меня иногда спрашивают: «А если мы найдём бабушку, но не нашу?» – «В ночном лесу забираем всех!» А в городе люди настолько замучены общением, шквалом информации, что включают у себя в голове фильтры и почти не замечают происходящего вокруг. Если краем глаза и замечают, что что-то не так: бабушка в домашней одежде идёт по улице, – могут не среагировать. Что такое городской поиск? Прилетает заявка. Допустим, 40 добровольцев вышли на улицу. Огромный город, тысячи подъездов, зданий, кафе, вокзалы, маршрутки. Если мы будем искать исключительно своими небольшими силами, то времени уйдет катастрофически много. Теперь представьте себе ситуацию: пропал человек, а все горожане об этом узнали и просто по сторонам посмотрели. Получается, что весь город помогает в поисках.

Как-то в Калуге мы искали дедушку, который днем пошёл в аптеку и не вернулся. Его в ночи обнаружили на другом конце города.


Одна из глобальных задач – сделать так, чтобы люди стали внимательнее друг к другу.


Впрочем, прогресс в этом направлении уже есть: в этом году увеличилось число обратных поисков. Неравнодушные прохожие замечают растерянного человека, который или не помнит, кто он и откуда, или не может сам найти свой дом, сообщают в отряд или полицию.


Техника в помощь

На поисках используется различная техника, начиная от простых фонарей, навигаторов и компасов, заканчивая авто-, мототехникой и даже вертолётами поисково-спасательного отряда «Ангел».

– Как-то в нашей области бабушка ушла в лес далеко от дома, но с ней была телефонная связь. Было принято решение отправить на поиск вертолет «Ангела». Вертолет обнаружил потерявшуюся в 10 километрах от дома, приземлился и забрал её домой.

В этом году благотворители передали калужскому отряду дроны.

– У нас есть целое направление беспилотной авиации, коптер используем на поисках. В федеральном чате нашего движения идет бурное обсуждение возможности применения тепловизоров на коптерах. Сверху тепловые пятна могут быть лучше видны. В Калуге мы пробовали работать с тепловизорами на земле – есть свои плюсы и минусы. На ровной дороге с тридцати метров было замечательно видно мышку как светящееся пятно, а вот сидящего в мокрой траве человека – нет.

Помимо техники мы учимся работать и с животными: в калужском отряде готовится к открытию направление кинологов. Поступали предложения использовать на поисках лошадей.

Но людей никакая техника не заменит, а их всегда не хватает.

– Добровольцев много не бывает, люди нужны всегда. Чем нас больше, тем больше шансов у тех, кто находится в сложной ситуации. Для того чтоб помогать, совсем не обязательно уходить в лес, можно печатать ориентировки, принимать входящие звонки и прозванивать поступившие заявки, работать с информацией в соцсетях, репостить, заниматься оборудованием, картографией, работой со СМИ, – говорит Василий.

– А где вы черпаете силы, чтобы вновь и вновь идти на поиски?

– У каждого своя внутренняя мотивация заниматься поисками. Я не могу говорить за всех, но, как мне кажется, есть какие-то вещи, которые невозможно не делать. Например, помогать ближним – это абсолютно естественное и нормальное желание, которое дает силы всем: помог человеку – ему хорошо и тебе радостно. Мы помогаем находить пропавших людей. Наверное, это прозвучит пафосно, но кто, если не мы?

Елена Володина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *