«Повезло: за год в «шайтан-арбе» одна пробоина»

15 февраля исполнилось 32 года со дня вывода советских войск из Афганистана

Командир вертолетного звена прикрытия Ми-24, за отменные летные и огневые характеристики прозванного душманами «шайтан-арбой», кавалер ордена Красной Звезды и медали Нестерова, член калужской городской общественной организации «Боевое братство» Александр Шабалин – об Афганистане и товарищах по оружию.

Вертолётчиками не рождаются

– Уж кем-кем, а вертолетчиком в детстве не мечтал стать, – говорит он. – Родился в 1960 году в крестьянской семье, отец фронтовик, работал бухгалтером, мама акушерка. В это время, наверное, все мальчишки и девчонки СССР мечтали стать космонавтами, такими как Юрий Гагарин или Валентина Терешкова.

Будущее определил случай. Его дядя, как-то приехав к родителям, рассказал о сыне, поступившем в Сызранское высшее военное авиационное училище, с дальнейшим переобучением на вертолетчика. Мол, а почему бы и Александру не попробовать.

В это время наш герой учился в восьмом классе и уже задумывался о дальнейшем пути в жизни. Решение пришло быстро: летчик-вертолетчик – звучит неплохо. После окончания 10-го класса призывная комиссия, узнав о его стремлении стать военным летчиком, провела тщательный анализ его физического состояния и нашла его отменным. Такую же оценку дали врачи и в Сызранском военном училище летчиков, куда Александр поступил в 1977 году.

Вертолет Ми-24 для многих в Афгане стал ангелом-спасителем.

Время выбора

Годы учебы пролетели незаметно. Теория, практика, строевая подготовка, стрельбы, изучение матчасти. К моменту окончания училища он владел специальностью летчика-штурмана транспортного вертолета Ми-8 и Ми-2.

В это время на южных рубежах Союза уже запахло порохом – началась афганская война. Как выяснилось, для боевых действий в горных условиях остро не хватало летных кадров. Свежеиспеченным лейтенантам Сызранского летного училища предложили пройти переобучение на оператора новой, секретной на тот момент модификации вертолета огневого прикрытия Ми-24. Не скрывали, что для применения в Афганистане.

– Это известие меня не смутило, надо – значит, надо. Кстати, в те времена среди молодежи была хорошо поставлена патриотическая работа, и решение выполнить долг воина ни у кого из молодых офицеров не вызывало сомнений. Я согласился вступить в спецотряд, – говорит ветеран.

Лейтенанта Шабалина направили на Дальний Восток, его назначили штурманом звена разведки, затем командиром вертолета. Будучи в отпуске, в 1981 году, поехал к родственникам в Кировскую область и там встретил свою половинку. Поженились, привез жену к себе в часть, молодой семье дали квартиру, в 1982 году родился старший сын Денис.

Ракетный залп по позициям «духов».

Первый бой

В мае 1985 года Александр Шабалин вместе с боевыми товарищами прибывает на военную базу в Джелалабад, где эскадрилья вошла в состав 335-го вертолетного полка ВВС 40-й армии.

В начале июня его экипажу в паре с ведущим вертолетом доверили первый боевой вылет. Это было сопровождение военной колонны Кабул – Джелалабад. Общее время полета – два часа на высоте 4500 метров. Кажется, ничего не предвещало опасности, однако при подлете к Черной горе, есть такое место под Джелалабадом, вертолет, которым управлял Александр Шабалин, обстреляли с земли из пулемета.

– Никого из экипажа не ранило, только хвостовую балку «шайтан-арбы» прострелили. Снизившись, мы увидели тех самых «духов». Было их человек десять, после обстрела они попытались на автомобильных баллонах пересечь горную речку, чтобы уйти в горы. Но оператор Витя Мардынков не дал им этого сделать – сначала пустил несколько ракет, закончив пулеметными очередями. Внизу – клубы дыма и разрывы. Поначалу было не по себе. Но, зная, что бы они с нами сделали, если бы попали к ним в плен, это чувство быстро ушло, – говорит ветеран.

 

За год – участие в семи операциях

За своеобразный конструктивный профиль Ми-24 в Афгане называли «горбатым», «крокодилом». Но чаще всего – ангелом-спасителем, поскольку его огневая поддержка не раз спасала жизни шоферам в автоколоннах, мотострелкам в горах, спецназовцам при выполнении секретных заданий командования.

– За год налетал более 500 часов, участвовал в сопровождении семи армейских операций в районе Кабула, Пакти, Кундузе, Гердези. Особенно запомнились бои под Асадабадом, столицей провинции Кунар, расположенной в 15 километрах от пакистанской границы, – говорит он.

Это был самый восточный пункт дислокации советских войск. А за границей — сплошные тренировочные центры моджахедов.

– Получили задание сопровождать взвод спецназа ГРУ, который должен был обнаружить склады с оружием, находящиеся на границе с Пакистаном. Как потом оказалось, разведчиков предал афганец-проводник, наведя наших бойцов на засаду моджахедов. Когда началась перестрелка, мы по рации получили координаты целей для ракетного и пушечного огня, – говорит он.

Наших солдат выручили именно те самые «крокодилы», которые, меняясь парами, постоянно держали огневое прикрытие бойцов. По подсчетам Александра Шабалина, в тот день он вместе с летчиком-оператором непрерывно «висел» в воздухе почти девять часов.

В июле 1986 года командир звена капитан ВВС Александр Шабалин вернулся на Родину, где его с нетерпением ждала жена с маленьким сыном.

– Как вы считаете, стал ли Афганистан нам уроком? – задаю вопрос ветерану.

– За десять лет войны было потеряно 333 вертолета огневой поддержки и транспортных машин, а также 64 вертолета пограничников. Как бы там ни было, мы не должны забывать всех, кто погиб, а также тех, кто вернулся искалеченным духовно и физически, – утверждает ветеран войны.

Александр ТРУСОВ