«Ты кушал настоящий долма?»

Продолжение. Начало в № 11

Удивительное путешествие по доброй, красивой древней стране

Неделя в Армении, с перелётом из Москвы в Ереван и обратно, проживанием в гостинице с завтраками, – всего за 30 000 рублей! Заманчиво, не правда ли? Отказаться от такого предложения одного из калужских туристических агентств было бы неразумно. Тем более что для путешествия в бывшую союзную республику не требуется заграничный паспорт. Пока не требуется. Но об этом в конце повествования.

Дилижан

Два дня на знакомство с Ереваном, а дальше надо развернуть красивый фантик, ведь самое любопытное, конечно, таится внутри обертки, то есть внутри страны. И мы рванули в Дилижан, о котором знали два факта: там лучшая в мире вода и там готовят лучшую в мире долму.

Кто не помнит Рубика Хачикяна из Дилижана в исполнении великого Фрунзика Мкртчяна из фильма «Мимино»?

В Дилижан мы отправились на маленьком рейсовом автобусе. Путешествовать независимо гораздо интереснее: можно общаться с местным населением, останавливаться там, где тебе захочется. Нашими попутчиками помимо армян оказались две любопытные персоны – путешественник из Дании с рюкзаком и спальником и юный футболист из Перу, выступающий за одну из местных команд. Пообщались благодаря супруге, неплохо владеющей английским. Ехали полтора часа. По пути увидели озеро Севан – пресноводное, самое большое в Армении.

Пишут, что когда-то на озере существовало судоходство, которое было ликвидировано в 60-е годы в связи с обмелением. Есть здесь небольшой полуостров, на котором находятся остатки старого монастыря, духовная семинария Вазгенян и дача президента Армении, огороженная забором.

Дилижан отделяет туннель, проложенный под скалами. После туннеля природа Армении резко меняется. Полупустынные, выжженные солнцем пейзажи сменяются лесом. Ощущение, будто попали в другую страну.

Со всех сторон Дилижан, в котором живет всего 18 000 человек, окружен заповедником, и это чувствуется по особо чистому воздуху. Чем-то город напоминает Андорру – тоже зажат между гор, такая же спокойная, размеренная, неспешная жизнь. По дорогам ездят «Нивы», «Волги», старые советские грузовики ГАЗы и ЗИЛы вперемешку с «Геликами» и «Тойотами». Встретили даже один «ушастый Запорожец».

Ходят серьезные темноокие красавицы со скрипичными кофрами. Оказывается, особой гордостью считаются местная музыкальная школа и музучилище – многие выпускники легко поступают в Ереванскую консерваторию.

Прошлись по улице Шарамбеяна, похожей на улочки средиземноморских  средневековых городов. Название тоже не случайно – над ее обликом полжизни работал Ованнес Шарамбеян, ереванский художник середины ХХ века.

На первых этажах – кафешки и ремесленные мастерские. Здесь действительно очень красиво, но красоты этой буквально метров сто-двести.

И, конечно же, в одном из уютных кафе мы отведали долму. Кстати, насчет воды, ничего особенного сказать не могу: вода как вода. А вот такой долмы прежде я не ел никогда – нежная, сочная, очень вкусная!

Гюмри

Следующий день посвятили Гюмри. Туда мы отправились на электричке-экспрессе, которая без остановок идет

2 часа 10 минут. Билет на одного человека стоит 2500 драмов (примерно 570 рублей). В поезде всего два вагона. Какую-то часть маршрута поезд едет вдоль армяно-турецкой границы, пролегающей посередине водохранилища, противоположный берег – это уже Турция.

Гюмри – второй по величине город Армении после Еревана, однако значительно меньше – всего около 120 тысяч жителей, примерно как Обнинск.

Посещение его было обязательным пунктом. Дело в том, что это единственный город в Армении, в котором я когда-то побывал. Случилось это в январе 1989-го. И назывался он тогда Ленинакан.

7 декабря 1988 года в 11 часов 41 минуту по местному времени в Армении произошло катастрофическое землетрясение, которое за 30 секунд превратило города Спитак и Ленинакан в руины. Тогда погибло около 30 000 человек, а число тех, кто получил травмы и остался без крова, превышало 500 тысяч.

Советский Союз тогда бросил все свои денежные и трудовые силы на помощь пострадавшим от катастрофы. Помогали практически все области и республики. В пострадавший район приехало более 45 тысяч спасателей и строителей. Тысячи грузовиков, наполненных гуманитарной помощью, со всего СССР спешили в города и окрестные населенные пункты.

Я, тогда начинающий корреспондент многотиражной газеты «Строитель» ПСМО «Калугастрой», отправился в Ленинакан, сопровождая два ЗИЛа со строительными материалами и инструментами. После возвращения вышла моя первая публикация-репортаж в областной газете «Знамя».

Любопытно было посмотреть, как выглядит город через 36 лет после одного из самых страшных бедствий за всю историю человечества.

Конечно, с тех пор он не только сменил название, но и облик. Я его не узнал.

Центральная площадь Вардананц – основное прогулочное место города. Памятник жертвам землетрясения расположен на площади перед церковью Сурб Аменапркич (1873). Храм отреставрирован. Службы начались 25 сентября 2022 года.

Дошли до городского стадиона, где в 1988 году жили волонтеры и где я провел в солдатской десятиместной палатке пару зимних ночей. Здесь проводит свои матчи ФК «Ширак», четырехкратный чемпион Армении. Стадион вмещает чуть больше трех тысяч человек, но, говорят, сегодня посмотреть футбол приходят пара сотен преданных болельщиков. Вообще, футбол в Армении теперь, мягко говоря, не в почете. До этого в Ереване хотел посетить матч местного ЦСКА, за который выступает воспитанник калужского футбола Нарек Манукян, с «Араратом», но так и не нашел, где он должен был состояться. Знаменитый в советское время семидесятитысячный стадион «Раздан» давно признан банкротом и пустует.

Когда прощались с Гюмри, неожиданно крупными хлопьями пошел снег.

 

Александр ФАЛАЛЕЕВ

Фото автора

 

Правда ли,

что правительство Армении стремится

в Евросоюз,

и как к этому относятся простые армяне? Читайте

в следующем номере

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *