Валентина Петкова: «С вирусом справимся»

Валентина Петкова, врач-эпидемиолог Калужской областной клинической больницы скорой медицинской помощи, – об эпидемиях и любви к профессии

– Страшно мне никогда не было. Если бы был страх, я бы не работала. У меня всегда превалировал интерес в работе. Правда, этот интерес и азарт однажды меня подвели. Было это в первый год работы. Я обучала медсестёр технике отбора материала на бактериологическое исследование, зашла прямо в бокс, где были больные дизентерией. Сама забирала материалы. В итоге заболела тяжёлой формой дизентерии. Ничего, выздоровела. Но это был хороший урок на всю жизнь! Мне потом это очень помогло,

– вспоминает Валентина Алексеевна.

Валентина Алексеевна 50 лет трудится эпидемиологом. Боролась со вспышками холеры, гепатита, брюшного тифа. Она одна из первых врачей, которые работали с ВИЧ-инфицированными в СССР. Тогда о СПИДе было практически ничего неизвестно. К заражённым относились как к чумным. Да и сами больные воспринимали диагноз как приговор. Задача врача была не только назначить пациенту лечение, но вселить уверенность в завтрашнем дне.

– Тогда и психологов-то не было,

– говорит Валентина Алексеевна.

– Первое, что мы делали, – успокаивали людей, объясняли, что с этим можно жить дальше. Хотя у нас не было таких препаратов, как сегодня. Каким-то образом в одной из школ узнали, что у подростка ВИЧ. Затравили парня, и он покончил с собой.

Валентина Алексеевна работала в Мурманске с моряками, которые возвращались инфицированными из рейсов.

– Большое внимание уделялось профилактической работе. Мы раздавали средства контрацепции, читали лекции, проводили беседы,

– вспоминает врач.

В 80-х годах прошлого века как таковых специалистов по работе с ВИЧ-инфицированными не было. Не все медработники знали, как происходит заражение. В итоге в 1989 году произошла вспышка ВИЧ-инфекции в Элисте – использовались многодозовые флаконы с лекарствами на несколько человек, менялись лишь иглы в шприцах. Сейчас такого не бывает.

– Это была внутрибольничная вспышка. Я там была, видела этих деток,

– говорит врач.

Для изучения СПИДА и внутрибольничной инфекции, борьбы с ними Валентина Алексеевна два месяца проходила стажировку в США. Вернулась вдохновлённая. И стала объяснять медперсоналу, в каких случаях они сами могут заразиться от больных пациентов вирусными гепатитами и ВИЧ. Не все медики верили, что мельчайшие капли крови больного, попавшие на слизистые глаз и носа, могут вызвать заражение. Даже её супруг-хирург поначалу относился скептически. А потом до конца своей врачебной деятельности проводил операции только в очках. Теперь в медицине не работают без защитных средств. Опытный гинеколог проводила операцию прерывания беременности. При этом доктор с большим стажем проколола себе палец руки толстой иглой с кровью.

– К счастью, не заразилась. А сейчас в любой больнице могут проходить лечение несколько ВИЧ-инфицированных. Это уже обыденность, как и ежедневные меры профилактики заражения пациентов и персонала,

– говорит Валентина Алексеевна

Работая заведующей эпидотделом в мурманском Центре СПИДА, Валентина Алексеевна разработала методические рекомендации по профилактике внутрибольничных инфекций и профессиональных заражений медперсонала. Рекомендации были представлены на Союзном съезде старших медсестер, в короткие сроки их внедрили по всей стране.

– Когда я была первокурсницей, застала небольшую вспышку гепатита среди оперированных пациентов. Приехала в областную санэпидемстанцию. Заведующему всё разложила – когда оперировали, когда желтуха началась, когда началось развитие клиники. И доказала, что вспышка произошла внутри больницы. Я думала, что он меня похвалит. Профессиональный подход одобрил, но был недоволен: как объявить, что ЦРБ виновата в болезни людей?

– рассказывает эпидемиолог.

До сих пор Валентина Алексеевна поражает своих коллег неиссякаемой энергией. Сил хватает не только на работу, домашний быт, но и на спорт. Катается на горных лыжах, сплавляется по рекам. В выходные на работу может приехать на самокате.

– Это последний подарок моего мужа,

– говорит она.

Супруги вместе объездили всю Россию, Прибалтику, поднимались в горы Таджикистана, Узбекистана, на велосипедах путешествовали по Турции.

– Жизнь интересная была. Я себя полностью реализовала. Не понимаю людей, которые годами сидят на одном месте, ничего не меняют. Когда мы уехали из Калуги, а потом вернулись, обнаружили здесь тех же людей, и их никуда не тянет. А мы уже полмира объездили. В путешествиях мы отдыхаем от суеты.

Валентина Алексеевна говорит, что главная черта её характера – сомнение. Она всегда проверяет информацию.

– В природе есть очаги сибирской язвы, где захоронены трупы умерших животных. Жителям деревень вблизи скотомогильников делают прививки против этой болезни. Я как-то смотрю отчёт фельдшера ФАПа – все в деревне вакцинированы. А я всегда сомневаюсь: точно ли все? В списке старушка, которой 82 года. Неужели и её привили?

– рассказывает эпидемиолог.

Это сейчас – сел в машину и поехал. А тогда Валентине Алексеевне пришлось добираться до деревни… в телеге, на лошадях. Опасения врача оказались небеспочвенными.

Хрупкая женщина в кипенно-белом халате в своём плотном графике находит окошко и для интервью. Сейчас она проходит онлайн-обучение, в то же время продолжает работать в красной зоне с ковидными пациентами.

– Я изначально следила за тем, что происходит в Ухане. Информацию анализировала. Главврач Алан Юрьевич Цкаев тогда меня спрашивал: «Как вы думаете, это не пушка? Это действительно так?» Я отвечала, что это очень серьёзно. Заболевание не укладывалось в то, с чем мы раньше работали,

– рассказывает врач.

А в апреле прошлого года она уже болела ковидом.

– И не только я. Первые, кто работал с этими пациентами, заразились,

– отмечает врач.

Это сейчас специалисты многое знают о болезни, есть вакцины, в их арсенале экспресс-тесты, новейшие средства защиты. А тогда, даже для того чтобы сделать пациенту тест, нужно было согласовать с лабораторией. Масок и спецкостюмов не хватало, ковидных отделений не было. Два своих респиратора Валентина Алексеевна, не задумываясь, отдала молодым коллегам.

– Сколько я работаю, впервые встречаюсь с такой сильной, затянутой болезнью. Очень много летальных исходов. Это, видимо, человечеству испытание на прочность. Чтобы заболеть, нужна определённая концентрация вируса во внешней среде. На улице мы его не подхватим – идут потоки воздуха, ультрафиолет и так далее. А вот в помещении запросто. Если в транспорте кто-то чихает, аэрозоль с вирусами разлетается на несколько метров,

– говорит эпидемиолог.

Наши коллеги говорят, что среди привитых единицы попадают в реанимацию. Если и попадают,
у них всё-таки средняя степень тяжести. Переносят болезнь легче. Среди наших привитых сотрудников есть те, которые заболели. Но никто не попал в стационар, они все перенесли заболевание в лёгкой форме, дома. Самое противное в болезни – слабость не только физическая, но и умственная, видимо, и нервная система от неё тоже страдает.

– Как вы думаете, человечеству удастся победить вирус?

– Конечно, с вирусом справимся. Это вопрос времени, но сколько потерь он еще принесет…

Елена Володина

Фото предоставлены БСМП

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *