Владимир ПЕТРОВ о русском языке с пристрастием: «Зонт зонтику не папа»

Владимир ПЕТРОВ о русском языке с пристрастием: «Зонт зонтику не папа»

ГРАМОТЕЙ

Все, что вы сейчас прочитаете, не имеет никакого практического значения. Правильно писать слова это не поможет, зато интересно.  

Сегодня поговорим о некоторых словах, которые появились в языке очень необычным образом.

Их не так много, но каждое из них – удивительно по-своему. Это продолжение темы формирования современной грамматической системы, разговор о том, как возникали те или иные формы и целые категории и классы слов.

Начали мы когда-то с истории возникновения прилагательных. В этой истории интересно, что сначала в древнерусском языке были только краткие прилагательные, а со временем стали образовываться и полные формы. Ныне краткую форму могут иметь только качественные прилагательные. И по общему правилу образуются они от основ полной формы, хотя в древнерусскую пору было наоборот. Следы той эпохи остались в фамилиях на -ов, -ев , -ин. Таких, например, как Петров, Лазарев, Демидов или Лаврухин.  По форме и происхождению это краткие притяжательные прилагательные, которых в современном языке быть не может.

Так часто случается, что в языках начальной поры их существования все было как бы наоборот.  Случалось такое «наоборот» и с отдельными словами, выбивающимися из общего правила.

Речь пойдет об уменьшительно-ласкательных формах существительных.   Привычно для нас, что от слова сахар с помощью суффикса -ок можно образовать уменьшительную форму сахарок. Это общее правило образования уменьшительно-ласкательных форм. Или, например, зонтик образовался от зонта… Да? Если бы так!

Оказывается, в этом случае как раз все наоборот. Не зонтик от зонта, а зонт от зонтика. Мало того, если я скажу, что слово зонт исконное, а зонтик – заимствованное, то мне могут не поверить. Однако это так. Зонтик пришел к нам издалека и появился раньше зонта. А зонт ниоткуда не приходил. Он родился в недрах нашего языка.

Было в голландском языке такое слово zondek, переводившееся как «защита от солнца»: zon – «солнце», dek – «защита». Назывались этим словом разные вещи, и общего в этих вещах было то, что в их конструкцию входил навес от солнца: крытые полотном террасы, площадки на судах. Оно и перекочевало к нам на флот в начале XVIII века.

В виде зонтик со значением «разного рода навесы на каркасной основе для защиты от солнца или дождя» слово это появилось примерно через 50 лет после того, как zondek обосновался на флоте.

Воспринимали его как уменьшительно-ласкательное под влиянием родных слов с суффиксами -ок (мужичок), -ек (человечек) или -ик (столик). А вот вместо начальной формы – пустота.

Но любой язык пустоты не терпит, а потому пытается ее своими силами заполнять. И в данном случае заполнил отсечением сочетания ик, похожего на русский суффикс -ик.

Однако история с зонтиком  на этом не кончается. Оказывается, напоминают нам историки русского языка, равное по значению зонтику слово было и в древнерусском языке! Ну, может быть, не в древнерусском, но в старорусском точно было. По крайней мере, с XVI века в письменных документах встречается слово солнечник (солночник, солношник или солнышник). Вот пример из книги «Выходы государей, царей и великих князей с 1632 по 1682 год»:

Стулъ зеленой, подножье бархатное; для дожжа солнечникъ суконной

Тем не менее солнечник не прижился и был вытеснен зонтиком.

Примерно такая же история случилось и со словом фляжка, подаренным нам в XVI веке польским языком, в свою очередь заимствовавшим его из немецкого.

В польском языке, рассказывает этимолог Николай Шанский, flaszka –  уменьшительно-ласкательная форма от  flasza.

«Национальный корпус русского языка» приводит нам пример из «Описи и продажи с публичного торга оставшегося имения по убиении народом обвиненного в измене Михайлы Татищева во 116 году» от 1608 года:

Фляшка зелейная, цѣна гривна; да Цымбалы попорчены, цѣна полъ 2 рубля; взялъ Князь Ондрей Горчаковъ за 2 рубля без чети.

Впервые фляга встречается в Коншинском списке «Домостроя», который датируется началом XVII века:

А выном онбаре бочки и мѣрники и цѣпники высытки корыта жолобы, извары корцы сiта, решота, фляги и всякая порядня…      

Уже под влиянием таких пар, как нога – ножка, книга – книжка или дорога – дорожка ш во фляшке заменилось на ж, и мы получили нынешнюю фляжку. Вот такая история с заимствованными зонтиком и фляжкой и исконными зонтом и флягой получилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *