Актриса драмтеатра: «Я перестала мечтать о ролях»

Светлана Никифорова – востребованная и любимая зрителями актриса Калужского областного драматического театра. О первых впечатлениях на сцене, своём служении театру, работе с режиссёрами, театральных экспериментах и о многом другом Светлана Александровна рассказала нашим читателям.

На сцену – через чёрный вход

– Светлана Александровна, как вы пришли в театральное искусство?

– В театральное искусство я пришла через чёрный ход. После школы устроилась работать костюмером, потому что не смогла поступить в вуз, в который мне хотелось. И осталась здесь насовсем. Через некоторое время меня взяли во вспомогательный состав, а потом и в основной. Параллельно заочно училась в Ярославском театральном институте.

– С1996 по 2014-й главрежем драмы был Александр Борисович Плетнёв. Каким он вам запомнился?

– Плетнёв был уникальным и потрясающим человеком. Во-первых, он был абсолютным мальчишкой. Да и пришёл в театр очень молодым: если не ошибаюсь, когда он стал главным режиссёром, ему было только 34 года. Он был лохматый, взрывной, с очень сильной энергией. При этом очень талантливый человек и превосходный организатор дела. Он умел собрать вокруг себя людей. Причем своих людей: вокруг него всегда работала потрясающая команда из музыкантов, художников, вокалистов…
Кроме того, Александр Борисович вырастил золотой состав театра, выпустив два курса. Он занимался с ними очень плотно, и сегодня это лучшие артисты, на которых у нас всё держится.

– С тех пор как Плетнёв безвременно ушёл из этого мира, в театре главрежи меняются с завидной частотой. Не приживаются. Последние три года на этой должности пребывал Владимир Хрущёв. Однако и он покинул Калугу. В чём причина?

– С Владимиром Геннадьевичем у нас был очень неплохой творческий тандем. Я сыграла у него в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» по комедии А. Н. Островского. Мне кажется, что это очень удачная работа: и зрителям постановка нравится, и на фестивалях спектакль получил несколько наград, в том числе за актёрские работы.

Владимир Геннадьевич – режиссёр очень эмоциональный. Он очень остро воспринимает современную жизнь, интересно на неё рефлексирует, здорово умеет что-то из этого сделать. Мне нравился его художественный вкус. А почему с ним не продлили контракт – этот вопрос не ко мне.

«Люблю все свои роли»

– Как обычно готовитесь к роли?

– Это большая работа, которую сложно описать. Могу сказать, что огромная работа, и она идет 24 часа в сутки. То есть надо слиться с человеком, которого играешь, чтобы его понять. Я «тяжёлая» артистка, работаю долго. Всегда мучаюсь: пробую какие-то варианты…

– А тяжело ли выходить из роли?

– Про «вживание» – это миф. Артист на сцене, если он психически здоров, занят игрой. Это не значит, что он притворяется. Артисты играют приблизительно так, как дети играют в свои игры. Вот, например, ребёнок играет в Чапаева. Взял саблю и говорит: «Я – Чапаев!» Тяжело потом ему выходить из роли? Он просто получил для себя удовольствие, какую-то радость. Конечно, мы тратим на всё это гораздо больше времени, но смысл почти такой же.

– Есть ли у вас любимая роль?

– Это сложный вопрос. Потому что, как уже сказала, я работаю тяжело. Трачу на роль много труда, трачу себя, мучаюсь. Поэтому у меня нет нелюбимых ролей. Правда, отношение с ними разное: с одной ролью сложнее, с другой проще. Но могу точно сказать, я люблю все свои роли.

– Есть ли какая-то роль, о которой вы мечтаете сегодня?

– Я перестала мечтать о ролях, и не потому, что отчаялась. У меня довольно успешно складывается судьба, есть интересная работа. Просто я поняла, что у меня неправильный взгляд на себя. Точнее его вообще нет. Когда я смотрю на себя в зеркало, то не могу понять, кого вообще может играть эта маленькая женщина. И поэтому мне так странно дать себе роль и о чём-то мечтать. Я много читаю. И, естественно, западаю на какие-то темы. Если говорить о том, чего я хочу, то скорее не роль, а какую-то эстетику. Роль же для меня возникает, когда режиссёр подходит и говорит: «О, ты Мамаева!» И я думаю: «Да, я Мамаева!» И начинается какой-то процесс…

Мне хотелось бы сыграть в пластическом спектакле, очень минималистически оформленном. Либо в постановке, связанной исключительно с текстом, со словом. То есть мне интересно: «Смогу ли я реализовать себя в большой текстовой постановке?», «Смогу ли я удержать зал?»

В поиске неизведанного

– Как вы считаете, почему люди идут в театр?

– Для одних театр – это выйти в свет: надеть красивое платье и туфли, взять с собой мужа или подругу, приятно провести время, сходить в буфет, посмеяться или, наоборот, взгрустнуть. Другие приходят, чтобы «порефлексировать». Их интересуют более серьёзные спектакли, и они, как правило, приходят на малую сцену. Потому что там наше поле экспериментов. Такие зрители очень требовательны. Они могут сказать: «это неправильно», чего-то от нас хотят. Это зрители, которых интересует современный театр: современные темы, эстетика. Ещё есть молодые люди, которые вообще не знают, чего они хотят от театра. Им просто, как сейчас говорят, «прикольно». Это для них нечто другое, что-то из того, чего они пока не понимают. Им просто любопытно. И это тоже очень важная часть аудитории, которой мне бы хотелось, чтобы театр уделял больше внимания. Мне бы хотелось, что бы у нас было больше спектаклей для молодых людей и подростков. Конечно, в городе такие спектакли есть. Но, мне кажется, драматический театр тоже должен работать в этом направлении, потому что это и наша публика тоже, с которой нужно взаимодействовать.

– Вы заняты как минимум в десяти постановках драмы – это серьёзная нагрузка! Однако помимо этого ещё играете в спектаклях экспериментального театра PRO ART`S, а также помогаете детской театральной лаборатории «Театру КУ» и как актриса, и как режиссёр. Можно ли сказать, что вам в театре драматическом чего-то не хватает?

– Я думаю, что найти артиста, которого бы полностью удовлетворяло что-либо, вообще невозможно. Эта профессия при любом раскладе предполагает тотальное чувство неудовлетворённости, причём совершенно субъективное.

И я, как любой артист, чувствую себя бесконечно неудовлетворённой на любом поле деятельности. Но мой дом и моя любовь – драматический театр. Это место вне конкуренции. Здесь я началась, здесь я живу. Сравнить это место не с чем. Если он мне даёт немного свободного времени, я с удовольствием и интересом стараюсь делать что-то, чего ещё не делала.

Кроме того, в городе большое количество молодых и интересных людей, занимающихся театром. И мне хочется их не пропустить, с ними пообщаться. Ведь театральное пространство в городе всё равно общее, и зрители у нас кочуют туда-сюда.

Лучший рассказ XX века

– При такой занятости, загруженности остаётся ли время на другие увлечения вне сцены?

– Театральное искусство не оставляет места за его пределами. У меня нет времени на то, что называется хобби. Но если говорить о том, что я люблю делать в свободное время, то, конечно, читать. Я книгочей. И, если я ничего не читаю, то чувствую себя полумёртвой, и что я не проживаю какую-то очень важную часть жизни. А ещё люблю готовить и обожаю гулять. Могу гулять часами и наблюдать жизнь. Это очень интересно!

– Если говорить о чтении, могли бы что-нибудь посоветовать?

– Я бы всем посоветовала прочесть рассказ Владимира Набокова Ultima Thule. Мне кажется, что это лучший рассказ XX века. В пандемию на меня упала книжка Набокова. Я её открыла, перечитала «Защиту Лужина», которую уже не читала давно, а потом подумала: «Что-то я рассказы пропустила». И начала читать рассказы. У Набокова потрясающие рассказы: «Адмиралтейская игла» и многие другие. Но когда я прочла Ultima Thule, то просто сошла с ума. Сутки не могла прийти в себя. Это было моё крайнее самое сильное литературное впечатление.

– Что бы вы пожелали читателям нашей газеты?

– Читателям газеты я, во-первых, желаю здоровья. Чтобы все тревоги, которые нас измучили, прошли для них стороной. Чтобы в порядке были их семьи, чтобы у них была возможность и потребность не только заботиться о хлебе насущном, но и посещать мероприятия, которые проходят в городе. Общаться лично, встречаться с друзьями, ходить на прогулки и в театр. Пусть всё это к нам поскорее вернётся!

Беседовал Кирилл ГИЗЕТДИНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *