Анатомия призвания. Как живет и работает молодой врач

Знакомьтесь: Светлана Ловчева, 25 лет, врач-ординатор БСМП им. К. Н. Шевченко. Замужем, детей пока нет – вся в работе и учёбе. Несмотря на молодой возраст, коллеги и пациенты зовут её уважительно по имени-отчеству – Светлана Сергеевна. Этика.

Наверное, многие думают, что жизнь молодого врача похожа на сериал «Интерны» – ежедневные подколки и издевательства харизматичного врача-наставника и любовные истории между дежурствами, в двух словах – лёгкая комедия. Однако, по мнению выпускницы медицинского факультета КГУ им. К. Э. Циолковского, это совсем не так.

Совмещая две работы

– Мой рабочий день в отделении терапии начинается в восемь утра. Дежурный врач даёт мне пациентов, рассказывает об их самочувствии. Особое внимание обращает на тяжелобольных, тех, кто находится под наблюдением в реанимации. Затем обход пациентов с проведением аускультации, пальпации, измерения артериального давления и пульса, разбор основных и сопутствующих диагнозов. Выслушиваю жалобы, отвечаю на вопросы больных. После осмотра сажусь писать ежедневные дневники. Если необходимо, спускаюсь в приёмное отделение, провожу первичный осмотр вновь прибывших пациентов, собираю анамнез. Решаю, требуется госпитализация или нет. Если не требуется – даю необходимые консультации и отправляю на амбулаторное лечение.

– Светлана Сергеевна, объясните доступно, что такое ординатура?

– Это конечная двухгодичная ступень получения высшего последипломного образования для выпускников медицинских вузов. Главная цель ординатуры – получение исчерпывающих знаний по выбранной профессии, уклон на практическое применение полученных знаний, выработка необходимых умений и навыков для дальнейшей работы.

– Приходилось ли сталкиваться с необычными диагнозами?

– Наша больница специализируется на оказании различных видов неотложной помощи. Всякие ситуации бывают. Надо быть готовым ко всему. Как-то поступила молодая женщина с поражёнными участками кожи. По её словам, эту ситуацию вызвала обычная бытовая химия. После обследования мы выявили необычное редкое заболевание – синдром Лайелла – наиболее тяжёлый вариант аллергического буллёзного дерматита. Я впервые столкнулась с таким редким заболеванием.

– Кроме терапии вы ещё трудитесь в отделении для больных covid-19…

– В терапии я беру 5-6 дежурств. А в отделении для больных коронавирусом работаю в основном с документами. Прихожу в ковид-отделение так же утром. На столе лежат истории пациентов, выписанных, вылечившихся и умерших. Переношу их в компьютер. Веду регистр противовирусного лечения. Это необходимо для того, чтобы можно было посмотреть, какими препаратами больного лечили, как проходило лечение, какие были выполнены обследования, анализы… Не секрет, что немалая часть работы врача уходит на заполнение истории болезни. Поэтому ординатору также важно досконально изучить и эту рутинную, трудоемкую деятельность.

– Я правильно понимаю, что столь напряжённый график на двух работах необходим для оплаты учёбы в ординатуре?

– Отчасти. Обучение, безусловно, недешёвое – 240 000 рублей в год. Однако у нас в семье неплохо зарабатывает муж. Работа в терапии даёт мне самое главное – практику. Изначально я поступила в ординатуру по хирургии. Но сейчас выпал шанс перевестись на специальность терапии.

От сессии до сессии

– Светлана Сергеевна, когда вообще пришла идея связать свою жизнь с медициной?

– Ещё в школе, в седьмом классе, я уже твёрдо знала, что буду врачом. Училась во Льва Толстого. Обожала биологию и химию. Сразу после школы подала документы на лечебный факультет КГУ.

– Чем запомнились студенческие годы? От сессии до сессии живут студенты весело?

– Отнюдь. Мне учёба давалась очень тяжело. Наверное, потому, что относилась ко всем предметам с повышенной ответственностью, очень серьезно. Приходилось ночи напролёт учить, зубрить… За любыми знаниями я тянулась как голодный зверь. У нас были замечательные преподаватели и, главное, было много практики. На третьем курсе сдала медсестринские экзамены и параллельно с учёбой устроилась в больницу медсестрой. Сначала работала в травматологии, спустя год перешла в реанимацию.

– Когда остановили свой выбор на терапии?

– Я выбрала терапию еще на четвертом курсе, знала свои интересы и возможности, и никогда не сомневалась, что мое решение верное. Настоящий терапевт – это медицинская энциклопедия. В первую очередь нужны крепкие теоретические знания, умения расшифровать ЭКГ, разбираться в результатах анализов и обследований. В отделении терапии я чувствую себя комфортно. И очень рада, что мое желание – сосредоточиться именно на терапии – осуществилось.

Кто нас выводит в мастера

– Видимо, этому комфорту сопутствует и хороший коллектив?

– Мне действительно очень повезло с коллективом. В отделении работают четыре опытных доктора и двое врачей-стажеров. Со всех сторон меня поддерживают с первых дней. Любой врач всегда найдёт время, чтобы помочь разобраться в какой-то сложной ситуации, объяснит, покажет, направит по правильному пути. Это дорогого стоит. Каждый раз, когда старшие делятся с тобой, рассказывают, разбирают пациента, – это как глоток воздуха.

У нас замечательная, строгая, но в то же время очень внимательная и отзывчивая заведующая отделением Татьяна Александровна Короткевич. Первое время, когда только устроилась на работу в терапию, можно сказать, хвостом ходила за ней. Ей я благодарна всем, чему тут научилась. Это настоящая большая практическая школа. Я за ней как за каменной стеной. С её стороны ни разу не получила разгон, наверное, потому, что всегда всё делаю согласованно со своей наставницей. Надеюсь, что после окончания ординатуры останусь работать в БСМП. По крайней мере, мне этого бы очень хотелось.

– То есть, совсем скоро в Калуге можно будет записаться на приём к доктору Светлане Сергеевне Ловчевой, гастроэнтерологу, пульмонологу, аллергологу или эндокринологу?

– Меня больше других привлекает гастроэнтерология. О том, какую узкую специальность выбрать, я задумалась ещё на четвертом курсе. Всё, что связано с желудком, очень сегодня актуально.

– Чем одержимы в свободное время? Есть ли какие-то увлечения помимо медицины?

– С пяти лет и до четвертого курса университета я серьёзно занималась настольным теннисом. Раз в месяц выезжала на различные соревнования. Самый высокий результат – бронзовая медаль юношеского первенства России. Но вот уже года три как на это совершенно нет времени. Работа, учёба, семья и чуть-чуть отдыха, когда пару часов могу не думать о медицине и почитать беллетристику.

Беседовал Александр ФАЛАЛЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *