Быть в пуле

 

Депутат Городской Думы, директор строительной фирмы Максим Платов – о том, почему капитальный ремонт многоквартирных домов порой идет не так гладко, как хотелось бы жителям

За летний сезон надо успеть сделать большую часть капитальных ремонтов. Фирма Максима Платова по итогам аукциона взяла в работу один лот, в котором крыши и фасады нескольких калужских многоэтажек. На всех этих объектах работы уже идут.

Расти вверх

Для того чтобы стать подрядчиком по капитальному ремонту домов, нужно попасть в реестр добросовестных организаций, так называемый пул. Компания, желающая пройти отбор, должна быть членом СРО, иметь в штате достаточно квалифицированного персонала, не иметь задолженности по налогам и другим платежам. Подрядчик также не должен находиться в процессе ликвидации или банкротства, в течение трех лет у него не должно быть расторгнутых по его вине контрактов.

– Максим Юрьевич, условия попадания в пул достаточно жесткие. Не проще ли работать на субподряде?

– До прошлого года наша фирма занималась ремонтом домов через фонд поддержки малого предпринимательства и доступного жилья. Набрались опыта, появились исполненные контракты, и решили сами подать документы в пул. Да, у субподрядчиков меньше ответственности. Но любой бизнес стремится развиваться. Зачем быть на вторых ролях, если есть опыт и силы стать генподрядчиком. Для меня как для строителя попасть в пул – важная ступенька вверх.

Капремонт как спасение

– Многие подрядчики, работающие в системе капитального ремонта, говорят, что главная проблема – пресловутый человеческий фактор. Вы с этим согласны?

– Судите сами: в этом году мы делаем крыши и фасады. В такое жаркое лето, как в этом году, залитий не избежать – погода меняется внезапно. Контракт у нас застрахован – все протечки мы компенсируем. Пока стройфирма не отработает все вопросы с жильцами: возместит ущерб или же отремонтирует пострадавшие квартиры.

Но есть люди с большими аппетитами. Да, они живут в домах с проблемной крышей годами, но ждут нас как спасение от всех бед и порой этим злоупотребляют. Один ушлый жилец решил квартиру отремонтировать за наш счет. После дождя он специально облил стены и пол водой и пригласил нас заактировать ущерб. Мы поменяли ему ламинат, сделали подвесные потолки, поклеили обои. Его намерения мы раскрыли лишь в последний момент. И такие случаи не единичные.

Поэтому, прежде чем разбирать старую кровлю, специалисты проводят обход всех квартир на верхних этажах, делают фотофиксацию.

Узкое место

– С какими проблемами вы столкнулись в этом году?

– Аукцион состоялся в октябре прошлого года, и мы уже тогда могли приступить к работам – для скатных кровель это даже удобнее. Но дома с «верхним розливом» отопления можно ремонтировать только после окончания отопительного сезона – значит, нужно ждать весны. В новом году произошло колоссальное подорожание строительных материалов. К примеру, когда я выиграл лот и просчитывал затраты, необходимые для проведения работ, куб леса стоил 12 тысяч рублей, а сейчас я фактически могу купить куб за 22 тысячи. Металл, который был 460 рублей за квадратный метр, стоит уже 1200.

– Разве нельзя было закупить стройматериалы осенью, когда уже был понятен объем работ?

– Во-первых, такого шокового повышения цен никто не ждал. Во-вторых, у многих организаций, которые работают с фондом, нет таких оборотных средств, чтобы закупить весь материл, который требует смета.

Да, при работе с фондом есть определенные сложности – в первую очередь огромное количество документации, тебя контролируют и требуют согласования множество организаций. Сделать «физику» ремонта – 50 процентов успеха. Остальное – правильное и своевременное оформление. И тем не менее подрядчики работают с фондом из-за промежуточной оплаты после выполнения половины объема работ. Это такой глоток воздуха, чтобы двигаться дальше.

– Как вы выходите из этого положения?

– Цыплят по осени считают. Мы работаем: мне не хочется подводить город. Ведь если мы не исполним контракт, фирма вылетает из пула и попадает в черный список как недобросовестный поставщик услуг.

Подобную ситуацию мы наблюдали в прошлом году с брянской фирмой «Хеопс». Она набрала большое количество домов в Калуге и, не рассчитав силы, кинула всех – и строительные организации, которые торгуют материалами, и тех, кто дает в аренду спецтехнику, и рабочих, и жителей. «Хеопс» оказался «в черном списке», но людям, у которых оказались не доделаны дома, от этого не холодно и не жарко – дома были брошены.

– Да, иногородние подрядчики в прошлом году заставили жителей поволноваться. Правильная ли практика, когда приезжают подрядчики из других городов?

– Законодательство таково, что пул формирует федеральный Минстрой. А значит, в Калуге может оказаться строительная фирма из любого города. Но я как генподрядчик не участвую в аукционах, если дома даже расположены в области. С моей точки зрения, за строительными работами должен быть постоянный контроль. Появилась проблема – сразу сам поехал. Я даже по дороге на работу частенько «свои» дома объезжаю, смотрю, как люди работают.

– Существует ли такая проблема, как несоответствие проектной документации реальному положению дел на объекте?

– В этом году документацию для наших объектов составляли две проектные организации – из Брянска и Ростова. Местные фирмы в проектировании почему-то не участвуют. И очень жаль, ведь присутствие в цепочке местных проектировщиков помогло бы решить некоторые проблемы. Так же, кстати, как инструментальное обследование объекта. Недавно мы столкнулись с такой проблемой: вскрыли крышу, а плиты на техническом этаже пришли в негодность. В проектной документации это отражено не было.

Нам пришлось приостановить работу, чтобы собрать комиссию из проектировщиков, УК, стройконтроля, фонда и принять решение, что же делать дальше.

Хотелось бы, чтобы при фонде капитального ремонта появился специальный отдел, занимающийся проектной документацией.

Вопросы для проработки

– Что вы как строитель и как депутат Городской Думы можете сказать о выборе объектов для краткосрочной программы капитального ремонта?

– На мой взгляд, нужна единая политика с четким критерием для выбора объектов капитального ремонта. Попадаются дома, в которых кровля еще лет десять простояла бы и фасад вполне в удовлетворительном состоянии. Даже у тех, кто непосредственно работает на объекте, возникает вопрос: как же этот дом оказался в краткосрочной программе? Или, например, послевоенные двухэтажки на улице Телевизионной отремонтированы через одну, а ведь у них один и тот же год постройки, и не ясно, почему у одной новая крыша, а у другой – нет. Или конструктив у дома такой, что фасад взаимодействует с кровлей, и мы понимаем: начнут делать кровлю через несколько лет и испортят фасад, который мы делаем сейчас. Жители вполне оправданно жалуются на такие «капитальные» ремонты. УК разводит руками: все вопросы в фонд. Фонд тоже разводит руками: краткосрочную программу формирует муниципалитет.

– В чем вы видите решение этого вопроса?

– В городе 25 депутатских округов, каждый депутат знает все болевые точки своего округа и то, какие дома требуют немедленного ремонта. Сегодня депутатов к этой работе не привлекают, что, на мой взгляд, большое упущение. Нужно наладить механизм совместных действий управления ЖКХ и депутатов Городской Думы.

Ольга Коновалова. Фото Антона Забродского