Черные копатели Калуги: мародеры маскируются под энтузиастов-патриотов

Об откровенных мародёрах, маскирующихся под энтузиастов-патриотов

Продолжая тему поисковых отрядов, начатую в прошлом году, нельзя обойти стороной проблему «чёрных копателей».

«Есть и паршивые овцы»

– Какими качествами должен обладать поисковик? – спрашиваю у командира объединения.

– Важны опыт, знания, навыки, но как минимум ещё умение жить в коллективе и быть ему полезным. Ты умеешь искать бойцов, или ты хороший администратор и у тебя в лагере царит порядок во всём, или ты хороший водитель, или умеешь работать с картами, архивными документами. Уникальность поискового движения как раз в том, что этим делом занято чрезвычайно разношерстное общество. В поле никто никогда не интересуется тем, кто ты по профессии, каков твой социальный статус, чем ты занимаешься по жизни. Главное – насколько ты предан делу, честен перед собой и другими. В моем подразделении есть простые работяги, офицеры-отставники, студенты, школьники, бизнесмены, – утверждает он.

По словам командира объединения, приходят к поисковикам и откровенные мародеры, которые маскируются под энтузиастов-патриотов. На первых порах они ведут себя осторожно, затем потихоньку, с оглядкой, ведут свое черное дело. Со временем их всё равно вычисляют, либо с помощью ветеранов-поисковиков, либо по данным из полиции или ФСБ, которые отслеживают информацию с интернет-аукционов, продавцы которых предлагают посмертные медальоны, медали и ордена противоборствующих на войне сторон, украденные с копов. Если среди таких продавцов находят поисковиков-оборотней, их беспощадно изгоняют, информируя в соцсетях коллег-поисковиков о «паршивых овцах».

«Копатели», которые убивают солдат дважды

Если лжепоисковики обычно в одиночку внедряются в легальные отряды, то «черные копатели» – это особая, самостоятельно действующая группа нелегалов. Часто свои базы они размещают на местах боев неподалеку от поисковиков, имеющих лицензию. Расчет прост – в таком случае легче ввести в заблуждение представителей местных самоуправлений, если те спросят о легальности копов.

– Это целая индустрия, способ зарабатывания денег. Очень серьезных. И «черные копатели» будут существовать, пока в мире есть состоятельные люди, ведущие охоту за военными раритетами. Ржавое оружие уже никому не нужно, идет охота за наградами, обмундированием, портсигарами, посудой, в основном немецкими. С более-менее цивилизованными копателями стараемся находить общий язык, часто они делятся очень для нас ценной информацией, например, где и в каком состоянии находятся останки, – сообщил Сергей Новиков.

Есть и такие, кому наплевать на имена павших воинов и историю, а раскопки и вещи им нужны, чтобы обогатиться. Обычно места копов они оставляют в перемешанном состоянии, сбросив останки в кучу. Возможно, рассуждает поисковик, именно из-за такой «кучи-малы» где-то рядом в земле оказались утерянные остатки личных документов бойцов. А значит, имена защитников остались навсегда неизвестными для истории, для родственников, для памяти потомков.

– Мародёрство – бич нашего времени, – говорит Сергей Новиков. – Грабители в поисках оружия и предметов амуниции уничтожают останки советских воинов, совершают не только акт вандализма, но и вредят серьёзной работе поисковиков. Ведь потом мы буквально ходим по полю и собираем разбросанные в огромном радиусе останки наших солдат.

30 сребреников

Сдать «товар» с копа в наше цифровое время не проблема: всегда под рукой масса профильных форумов, интернет-аукционов, в том числе и международных. Есть среди «чёрных копателей» и те, кто по старинке работает с перекупщиками. Цены самые разные. Зависят от сохранности, редкости и степени легальности добытого.

Порой даже самая маленькая пружинка, но от редкой винтовки, может уйти на рынок за сотни долларов. Солдатский медальон в полной сохранности продается за 4 тысячи рублей, медальон командира – за 12. Высоко ценится немецкое обмундирование. Эмблема на фуражку офицера СС – 200 долларов. Каску воина Красной армии можно купить за 17–25 долларов. Немецкие военные награды – знак люфтваффе, железный крест – 500–600 долларов. Прибыль может составлять от полутора тысяч за немецкие значки до десятков тысяч рублей за немецкие ордена и наградное оружие, но такие находки редкость. Ценятся немецкие карты и карты Красной армии, используя которые можно найти места расположение воинских частей.

– Я знаю, что многие «черные копатели» прекрасно знают историю и стараются не брать артефакты с мест боев, помня, что многие из тех, кто сделал на этом деле состояние, кончали жизнь весьма плачевно. Гораздо больший вред наносят сегодня охотники за металлами, как правило, наркоманы. Эти бездумно, ради какой-нибудь железяки, переворачивают всю могилу верх дном. Им на все наплевать. И с ними мы стараемся бороться.

Обычно, где ведем работы, мы ставим красный флаг, и «черные копатели» уже знают: это наш знак – и стараются обходить это место, – говорит Сергей Новиков.


Постфактум

Да, нам, ныне живущим, очень хочется узнать о судьбе забытых воинов, вернуть всем без вести пропавшим имена. Но, к сожалению, никогда не получится довести это дело до конца. Война беспощадна, там человек не просто погибал от пули, а зачастую уничтожался без следа взрывом снаряда или мины. Но результаты поисковой работы в нашей области, в которой заняты волонтеры, сегодня очевидны: более двух тысяч воинов были подняты в прошлом году.

– К сожалению, есть люди, которые считают, что Великая Отечественная война – это дела давно минувших дней и незачем тратить столько сил и средств на то, чтобы беспокоить прах давно умерших. Почему нужно продолжать искать, продолжать помнить? – задаю последний вопрос я.

– Тут можно вспомнить фразу, сказанную Александром Суворовым: «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат». Я считаю, что мы этим людям обязаны тем, что живем в свободной стране. Многих из нас вообще могло бы не быть, если бы победил фашизм. Если бы нацисты воплотили в жизнь генеральный план «Ост», то большей части населения нашей страны не существовало бы. Тут важно понимать: павшим все равно, где лежат их останки. Но не все равно нам, живущим, а главное – не должно быть все равно нашим детям, молодым потомкам и наследникам настоящих героев, сломавших хребет немецкому фашизму – самой мощной армии Европы, – резюмировал Сергей Николаевич.

Александр ТРУСОВ. Фото из архива объединения «Память, В. Продувнова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *