«Его зарыли в шар земной…»

Путь домой длиной в 77 лет военного летчика Владимира Рыжова

Навеки девятнадцатилетние

Хранительница школьного музея Галина Григорьевна Смирнова держит в руках старую фотографию и рассказывает:

– Вот он, наш Володя Рыжов, со значком «Ворошиловский стрелок» на груди. На обратной стороне снимка дата – март 1940 года. Еще до войны… На ней выпускники 10 «б» 5-й школы Калуги. Всего в классе было 11 мальчиков. Про семерых мы точно знаем, что они воевали.

Действительно совсем мальчишки: юные, радостные, с блеском в глазах и полные надежд – еще вся жизнь впереди. На фото, которое в 1943 году получили родные Владимира Рыжова, от любознательного и открытого парня, смотрящего на нас с довоенной фотокарточки, не осталось и следа.
На весточке с фронта это уже взрослый и серьезный мужчина – в неполный 21 год.

Две фотографии разделяют всего три года и целая вечность. Война черной полосой разделила жизнь вчерашних мальчишек на две половины – «до войны» и «война». Самое страшное, что для многих из них жизнь после войны так и не случилась. Молодые ребята встали на защиту Родины. И защитили. Многие ценой собственной жизни.

«На аэродром не вернулся»

Семья Рыжовых приехала в Калугу из деревни Лапино, до войны это была Тульская область. Володя – старший сын в семье Петра Ивановича и Татьяны Афанасьевны Рыжовых, в которой было еще трое детей – Нина, Виктор, Анатолий.

– Владимир мечтал о небе и самолетах, поэтому после окончания десятилетки в 1940 году он поступил в Борисоглебское авиационное училище, – рассказывает племянник летчика Владимир Гончар. – Через год началась война. Отучившись всего год, летчики-курсанты получили звания младших лейтенантов и отправились на фронт. Рыжов сначала воевал в составе 23-го, потом в составе 813-го истребительного полка на Калининском фронте. Был ранен, десантировался на парашюте из подбитого самолета, сумел перейти линию фронта и добраться до своих.

Во второй половине 1942 года в строевые авиачасти стали поступать истребители Ла-5. Новенький самолет с номером 24 получил и Владимир.

Его теперь уже 937-й истребительный авиаполк участвовал в Орловской стратегической наступательной операции Курской битвы с 12 июля 1943 года, а Рыжов пропал без вести на следующий день, во время освобождения села Ульяново. Семья получила извещение: «Не вернулся с боевого задания». И указано место последнего боя – Орловско-Курская дуга. Именно эта информация и значится о Владимире Рыжове в «Книге Памяти».

В 1943 году родным пришло письмо от Бориса Рыбакова, его боевого товарища, свидетеля последнего боя летчика. «В течение того дня он сделал восемь боевых вылетов, – писал Борис. – Девятый стал последним. Ему было поручено сопровождать вместе с другими истребителями группу бомбардировщиков. При выполнении задания пришлось принять неравный бой. Товарищи видели, как Владимир сбил самолет, и тот упал в лес, как отвлек на себя другой самолет врага. Это было приблизительно в 70 километрах от линии фронта, над вражескими позициями. На аэродром № 24 не вернулся».

После войны родные упорно искали информацию в военных архивах, пытаясь выяснить, где же все-таки погиб их сын и брат. Делали запросы в военкоматы – в Курск, Орел, даже в Брянск; в письмах расспрашивали сослуживцев, пытаясь хоть немного продвинуться в поиске места гибели Владимира. Но тщетно.

Ко всему прочему (это выяснилось недавно) в документы закралась ошибка: Владимир значился не как Рыжов, а как Рыжков, в записях лётной школы были изменены инициалы летчика. Возможно, эта путаница и мешала поискам.

Самолет Владимира Рыжова обнаружили 18 августа 2020 года возле деревни Веснины Ульяновского района поисковики томского отряда «Память».

Незаконченная война Марата Санаева

«Война не закончена, пока не похоронен последний, погибший на ней, солдат» – этими словами полководца А. В. Суворова руководствуется поисковый отряд Марата Санаева.

В составе отряда преимущественно школьники разных возрастов, «трудные» подростки, а также взрослые участники, в основном прошедшие горячие точки локальных войн.

Поисковики занимаются восстановлением судеб погибших на фронтах Великой Отечественной без малого два десятка лет. Последние шесть лет ведут поиск и подъём самолетов, установление имен погибших экипажей.

– Доставить на родину останки погибших солдат или летчиков – это принцип нашего поискового отряда. Каждый год мы устанавливаем как минимум одного «именного». В любую точку страны мы сами привозим останки для захоронения. Считаем, что если мы подняли именного солдата, то для нас дело чести доставить его на малую родину, – говорит руководитель отряда Марат Санаев.

Отрядом подняты из земли 47 самолетов времен Отечественной войны, обнаружены останки 15 летчиков и двух воздушных стрелков.

В Ульяновском и Хвастовичском районах Калужской области томичи ведут поиск уже не первый год. Здесь в 43-м проходил северный фас Орловско-Курской дуги, именно с этих траншейных линий началась знаменитая операция «Кутузов».

– Это была мощно укрепленная оборонительная линия немцев, здесь разворачивались самые кровопролитные сухопутные и воздушные сражения, и продвижение на каждый километр доставалось большими потерями. Для того чтобы освободить районный центр Ульяново, нашим войскам пришлось расстояние менее 10 км преодолевать около трех суток. Если Ульяново было освобождено 13 июля 1943 года, то до центра соседнего района – Хвастовичей – наши войска шли более одного месяца, – рассказывает Марат Тешабаевич. – В этом году мы вели поиск в Ульяновском районе в общей сложности на шести участках, где упали самолеты. Самая важная находка – самолет ЛА 5 ФН, летчик которого погиб еще в небе, это можно понять по отверстиям от пуль в кабине и на обшивке. Важная потому, что удалось найти сохранившийся планшет летчика с документами, где были красноармейская книжка, партийный билет, записные книжки, карта, письма. Документы были «законсервированы» глиной, разлившимся маслом и бензином, сказалось и отсутствие доступа воздуха.

Найти документы на месте падения самолета – большая удача, в практике поискового отряда это первый подобный случай. Поисковики сразу узнали имя и фамилию летчика, дату рождения и откуда был призван.

Еще в двух местах, где упали самолеты, удалось обнаружить останки летчиков, в трех останки пока не нашли, но удалось обнаружить номерные детали самолетов, по которым можно определить фамилии пилотов.

Работы, по словам поисковиков, предстоит еще много. На их век хватит и еще останется. По словам Марата Санаева, в списках пропавших без вести сегодня числится больше 2 миллионов человек.

Память как награда

– Я благодарен всем, кто помог летчику Владимиру Рыжову вернуться домой. Мы закончили большое и правильное дело. Три ручейка, которые шли каждый своим путем в деле восстановления истории Владимира Рыжова, наконец-то соединились. Искали родственники, устанавливали судьбу своего воевавшего выпускника школа и школьный музей, а нашла команда поисковиков из Сибири, – говорит еще один родственник летчика Владимир Буркун. – Спасибо всем, кто не предал забвению эту историю.
В конце октября Владимир Рыжов возвратился на родину, в Калугу. На Пятницком мемориальном кладбище его останки с почестями предали земле. Личные вещи летчика, чудом уцелевшие в найденном самолете, – планшет, пилотку, летный шлем, носовой платок с вышитой монограммой «В» (подарок сестры Нины) – передали в семью.

– Мы издали книгу о выпускниках школы – участниках войны. В ней собраны живые истории о каждом, чью судьбу мы знаем. Книгу предваряет эпиграф: «Не дай нам бог такое пережить, но оценить, понять их подвиг надо. Они умели Родину любить. Им наша память – лучшая награда», – рассказывает директор школы Сергей Зеленов. – Знаете, когда я стоял на мемориальном кладбище во время процедуры захоронения, я еще раз почувствовал глубокий смысл этих строк. Для таких героев, как Владимир Рыжов, память, которую мы храним о войне, – главная награда. Они сохранили жизнь нам, живущим сегодня; мы обязаны сохранить память о них – в музее, в фильме, в нашей памяти.

Ольга Коновалова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *