Как Калуга встречала Новый год. Экскурс в историю праздника

Так журналист газеты «Голос Калуги» описывал наш город в первые дни января 1917 года

Балы-маскарады в дворянском собрании

В декабре 1781 года в Калуге был страшный мороз. Горожане через одного падали от чоха, кашля и насморка. В январе уже не было ни одного двора без больных, так что праздник был омрачен, если вообще состоялся. В то время уже существовал театр, где ставились новогодние спектакли.

Местами для празднований в XIX веке были городской театр, городской сад (парк культуры и отдыха), Дворянское собрание, Старый Торг. А также ресторация «Кулон» на современной Ленина, ресторан «Кукушка» в городском парке, катки на современной площади Победы (тогда Дровяной), катки на улицах Садовой и Нижней Садовой (Кирова и Гагарина, соответственно).

В городском театре, который в XIX веке располагался на территории современного сквера Мира или площади Мира – кому как угодно, шли спектакли и балы-маскарады. 31 декабря 1905 года там проходил бал-маскарад, как указано в афише – «грандиозный с призами». Дамам – брошь, серебряное портмоне, мужчинам – серебряные часы, золотые запонки! Вход в масках. По окончании выдачи призов маски по желанию могут быть сняты. Окончание мероприятий – в половине четвертого утра. На следующий день, 1 января, по традиции – спектакль и обычный маскарад, без призов то бишь.

В Дворянском собрании (Карла Маркса, 1) так же проходили балы-маскарады. На них собиралась вся калужская элита. Вход – пять рублей. В то время это были огромные деньги!

Ресторан «Кулон» на Никитской (Ленина) угощал местную знать по полной программе: почки «Брошед», дежурт-уха из налимов, куропатки на канапе, лангет-пикали. Конечно, икра, треска и оливье, шампань «Лафит» и так далее. Плюс концертная программа – романсы и танцы под цыган.

Конечно же, народные гуляния в городском парке под звуки оркестра, танцплощадка под патефон. Рядом на Старом Торге – новогодняя ель.

Безусловно, были елки для детворы со всевозможными играми-забавами.

«Вихри враждебные веют над нами…»

Статья от 6 января 1917 года в газете «Голос Калуги»: «Пользуясь праздничным досугом, я бродил по городу, заглядывая в те уголки, где ожидал встретить развлекающуюся публику. Всякий развлекается по-своему: кто видит удовольствие в книге, журнале и газете, кто ищет уличных приключений, кто жаждет сильных ощущений, кто идёт в библиотеку, кто в театр, кого тянет кинематографическая драма с надрывом, кто тешит себя маскарадом с Никитской улицы, а кто просто шатается, сливаясь с серой безличной уличной толпой. Результат моего обозрения неутешительный. В музеях я видел пустыню. Хоть шаром покати. В библиотеках полное безлюдье. Вся развлекающаяся публика распределилась между Никитской улицей с одной стороны и театрально-кинематографическими зрелищами – с другой. Театр с его празднично-заезжим репертуаром, с фарсами и маскарадами увеселяют гогочущую толпу, падкую на грязцу и сальность. Кинематографы бьют на трескучий эффект, играя на психологии толпы. Маскарады превратились в сборище горничных, кухарок, уличных девиц с раскрашенными физиономиями и фланеров, ищущих не развлечения, а удовлетворения животной страсти. Ничего духовного, идейного, ничего, что бы говорило уму и сердцу. Ни лекций, ни музыкальных вечеров, ни семейных собраний, ни даже пресловутых «чашек чаю».

1918 год – начало новой эпохи в городе. После Социалистической революции пошла неразбериха.

Цитата из калужской газеты «Коммуна»: «Новый, буржуазный 1919 год и пролетарский 2-й год. Новый год – год всемирной гражданской войны за освобождение социалистического отечества мирового пролетариата от «железной пяты» – мирового империализма. С Новым годом, товарищи!»

1920 год. Перед праздником калужские чекисты сделали заявление через прессу: «В последнее время наблюдается, что некоторые советские учреждения в своих же учреждениях с разрешения заведующих отделами устраивают вечера, танцы, спектакли и т. п. Всевозможные кабинеты превращены в кабаре. Губчека считает такое явление недопустимым. Тем самым нарушается финансовая политика, как города, так и государственного сбора…»

Дети рабочих с завистью смотрели через окно на сверкающую ёлку

Официально 1 января праздником как таковым не считался, но по старинке отмечался. В двадцатых годах любимый праздник «всея Руси» по-прежнему отмечался в театре. Там на встрече нового, 1921 года произошел следующий «сюрприз». Во время празднования в зал театра вбежал отряд чекистов, они в толпе опешивших от неожиданности калужан стали кого-то отыскивать. Наконец, на сцену затащили пойманного, того, небрежно одетого, приставили к стенке, стали «готовить» к расстрелу. В зале паника и ужас. Пойманный вдруг срывает лохмотья, оставшись в одежде моряка. Так, «расстрелом» власть прощалась со старорежимным Новым годом и встречала Новый пролетарский.

Кстати, в двадцатых годах Рождество было праздником. Советская власть действовала без золотой середины, с одной стороны – рубить все старое сплеча, с другой – не все сразу отнимать. Официально праздновать Рождество запретили после 1929 года.

В середине 30-х с легкой руки Сталина Новый год снова стал государственным праздником.

Из газеты «Правда» от 28 декабря 1935 года: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны?»

Красная армия всех сильней!

В 1941 году ёлку на площади Старый Торг установили немцы. К празднованию Нового года оккупантам шли составы с провизией и подарками. Однако повеселиться им не удалось.

Из газеты «Красная звезда», январь 1942-го: «Красная армия снова в Калуге. Старый русский город вновь стал советским… Куда ни глянь — машины, орудия, винтовки, автоматы, снаряды, патроны. Огромное, не менее чем на 200 крестов, немецкое кладбище. Недалеко ёлка, установленная оккупантами. Не пришлось немцам встречать Новый год в Калуге!»

1 января 1942 года перед церковью на Смоленке установили несколько орудий, которые били в сторону Анненок, бои всё еще продолжались.

Газета «Коммуна» (впоследствии «Знамя») за 30 декабря 1943 года: «Школьники нашего города будут праздновать новогоднюю елку в Центральном кинотеатре. Там устанавливаются две хорошо убранные елки. Для каждой школы отведен определенный день проведения праздника. Все школы готовятся к празднованию: отбираются лучшие номера художественной самодеятельности. В заключение праздника для каждой школы будут демонстрироваться кинокартины. Празднование новогодних елок продлится с 1 по 7 января 1944 года».

«Новогодний костюмированный бал. Бой конфетти, серпантин, летучая почта. Электрическая елка. Веселые аттракционы: «полет в стратосферу», «комната сказок», «счастливая шляпа» и другие. Призы за лучшие оригинальные злободневные костюмы, за лучшее исполнение вальса, русской пляски. Концерт-экспромт. Начало в 19 часов. Цена билета – 15 рублей» Это анонс праздника в клубе имени Андреева (Народный дом, сейчас на этом месте концертный зал)

1 января 1945 года на стадионе «Локомотив» состоялось открытие катка. В кинотеатре «Центральный» установили две елки. Играл оркестр. Калужане смотрели фильм «В шесть часов вечера после войны».

Сергей СЫЧЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *