Неуступчивый интеллигент

Лучшие годы своей карьеры Владимир Скворцов провёл в калужском «Локомотиве», с которым стал обладателем Кубка Чемпионов РСФСР


Этот небольшого роста, худенький, с шевелюрой светлых волос и мушкетёрскими усами крайний полузащитник был одним из самых полезных игроков калужских «железно-дорожников» конца 70-х годов XX столетия.


Противоречивый и загадочный

В том чемпионском составе «Локомотива-77» были свои «звёзды», привлекающие на стадион «Центральный» тысячи болельщиков своей яркой игрой: бомбардиры Василий Милес и Валерий Савченков, технари Юрий Изотов и Владимир Жаворонков, вратарь с потрясающими физическими данными и необыкновенным чувством юмора Владимир Волчинский, или, как его величали в команде, «папа». На их фоне Владимир Скворцов был не так заметен, забивал редко. Однако без этого цепкого, по-спортивному злого полузащитника представить тот легендарный «Локомотив» просто невозможно. «Необыкновенно работоспособный, умеющий взять на себя игру». «Его пас всегда своевременный и точный, ювелирный – на ход, в ноги», – так отзывались и по сей день вспоминают о Владимире Скворцове его коллеги по команде и болельщики со стажем. И в то же время другие характеристики: «Сам себе на уме. Не тусовщик. Неуживчивый. Закрытый. Человек с обострённым, даже болезненным чувством справедливости». Единожды женатому 66-летнему Владимиру Скворцову, отцу пятерых детей и деду шестерых внуков, на пенсии не сидится. Он в полном порядке в плане физики и по-прежнему в футболе – отвечает за техническое состояние поля на стадионе в Анненках.

Брянский волк

– Владимир Витальевич, вы не коренной калужанин?

– Я родом из Брянска. И хотя уже 44 года живу в Калуге, калужанином в полном смысле так и не стал. По крайней мере, я чувствую неразрывную связь со своей малой родиной. Там живут мои родные и друзья. В Калуге я так и не нашёл таких же близких людей, какие у меня в Брянске.

– И это вдвойне удивительно, поскольку в родном городе карьера не задалась, а калужане помнят вас и спустя 40 лет! Видимо, поговорка «Сколько волка не корми, а он все в лес смотрит» про вас?

– Возможно, так и есть… Да, обида на людей, которые не дали мне шанса проявить себя на родине, осталась по сей день. А Калуге, безусловно, я благодарен за всё, что у меня здесь сложилось. Низкий поклон болельщикам, которые меня поддерживали и помнят. Здесь я нашёл свою половину, тут моя семья, дети, работа… Этот город стал мне вторым домом. Конечно! Но всё-таки вторым.

– Вы сильно отличаетесь от многих своих коллег, прежде всего интеллигентностью и скромностью, не свойственной большинству футболистов. Я это заметил ещё тогда, в 70-х, когда мальчишкой группы подготовки при команде мастеров подавал мячи во время официальных матчей «Локомотива». Откуда это?

– Ну, по поводу скромности не знаю… Скорее всего, это нежелание навязываться. А то, что интеллигентом обозвали, – это, видимо, семейные гены. Мои родители – педагоги. Мама – учитель немецкого и английского. Отец был специалистом в естественных науках, преподавал и в школе, и в техникумах, и в вузе.

Обида на всю жизнь

– А футбол-то как вошёл в вашу жизнь?

– Старший брат был для меня примером. По его стопам и я пытался заниматься спортом. Но меня долго не брали в секции – маленький был, щуплый, застенчивый. Тренеры советовали родителям отдать меня в музыкальную школу: «пусть мальчик учится на скрипке играть, ему это больше подходит». И я гонял мяч во дворе. Ходил на матчи команды мастеров. И всё-таки добился своего. Моим кумиром был знаменитый в Брянске Вячеслав Новиков – редкий технарь! И я всегда хотел, как он, «накрутить» двоих, троих, а то и четверых. Новиков, кстати, и в Калуге поиграл, и дошёл до высшей лиги. Я старался прежде всего оттачивать технику. В конце концов на меня обратили внимание. В 1972-м, будучи десятиклассником, весь второй круг играл за «Динамо». На следующий сезон я уже был зачислен в команду мастеров на зарплату.

– То есть с карьерой все складывалось отлично…

– До поры до времени. Тогда руководство «Динамо» имело возможность оставлять призывников в команде – клуб был в структуре МВД. Но меня совершенно по непонятным мне причинам прокатили, хотя команде я был нужен, постоянно выходил на поле в основном составе.

– Видимо, кому-то из блатных место было уготовано?

– Мне это неведомо. Но мои два года были вычеркнуты из большого футбола. Вернулся в 75-м, стал играть на любительском уровне. И те же люди, что отправили меня в армию, снова зовут в «Динамо». Конечно, согласился – играть-то жуть как хотелось! Но так обидно было… И когда поступило предложение от калужского «Локомотива», я, не раздумывая, согласился, как бы в отместку. А мне вдогонку руководство «Динамо» такую характеристику накатало, что в пору не в команду мастеров, а в тюрьму отправлять: нарушитель дисциплины, пьяница и тому подобное. И эту «телегу» отправили в Москву. А я и не курил, и к спиртному не притрагивался. Вот такие у нас с «Динамо» сложились «дружеские» отношения. Пока в столице с «фальшивкой» разбирались, сидел в запасе, усиленно тренировался. Ждал, терпел весь первый круг 77-го. Когда выпустили – старался вдвойне. А в следующем сезоне, в очной встрече, забил своему бывшему клубу гол и отдал голевую передачу. Честно? Радовался!

Хитрить не умею

– 1977-й стал для калужского «Локомотива» звёздным. И в этом большая доля вашего участия. Что запомнилось?

– Честно говоря, мы не рассчитывали на такой грандиозный успех. Среди наших соперников были команды помастеровитее. Кроме того, много сил было отдано играм только что закончившегося первенства: мы заняли 4-е место, уступив вильнюсскому «Жальгирису», смоленской «Искре» и рижской «Даугаве».

Помню, погода в Сочи тогда стояла очень жаркая, а играли два матча подряд – выходной! И так весь турнир. На выживание. Но тут, наверное, сыграло сразу все: и везение, и хороший настрой в команде, и тренерские установки и наработки. Юрий Аркадьевич Круглов и как тренер был на высоте, и как психолог тонко подходил к каждому.

– Сколько вы тогда зарабатывали, играя во второй лиге и занимая места в верхней части турнирной таблицы?

– Я полагаю, что все по-разному. Никто не афишировал свои заработки. Мы, когда собираемся, до сих пор выясняем, кто, сколько, за что получал. Юра Изотов не верит, что мне не платили дополнительно, как некоторым приглашённым «звёздам» типа Милеса, и лидерам, как Савченков, Грицков.
Про себя могу сказать: моя ставка была 160 рублей грязными, на руки – 144 рэ. За победу – 34 рубля 80 копеек как бездетному. Отцам семейств – 36,20. За ничью – 18 рублей. Больше выиграешь – больше заработаешь. Стимул!

– Часто ли встречаетесь командой поностальгировать по былым победам?

– Официально последний раз отмечали 30 лет Кубка РСФСР, которого, кстати, с тех пор никто из нас не видел. Куда он исчез – неизвестно. И в региональном минспорта на этот вопрос не хотят отвечать. Инициатором и организатором встречи тогда был Сергей Шалаев, возглавлявший на тот момент «Локомотив». С тех пор больших сборищ не было. Встречаемся на ветеранских турнирах. Я, правда, уже не принимаю в них участие. Но приглашения на ежегодные турниры, посвящённые Юрию Круглову, получаю регулярно.

– С кем из команды дружите?

– Так сложилось, что в «Локомотиве» меня считали пришлым. А может, мне так казалось. Однако с Владимиром Жаворонковым сложились тёплые, дружеские отношения. С Володей мы и сегодня продолжаем общаться. А благодаря Сергею Шалаеву, хотя мы с ним и не были близки, я вернулся в футбол в качестве детского тренера. Во времена перестройки был период, кода приходилось зарабатывать всем, чем угодно. Чтобы прокормить семью, стоял на Московской площади, возле «Спутника», продавал окорочка. Как-то пересеклись с Сергеем, и он предложил сдуть пыль с диплома спортивного института. С 1995 по 2001 год работал с детьми в спорт-школе «Торпедо». С одной стороны, неплохой период жизни, было очень интересно работать с мальчишками. Но с финансовой стороны – очень туго, и с каждым годом становилось всё хуже и хуже. А хитрить, делать приписки, тянуть деньги с родителей я не умел.

Беседовал Александр ФАЛАЛЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *