Профессия дальнего действия

Учитель истории и обществознания Лидия Михайловна Ивинова проработала в школе почти полвека. Она рассказала нам о радостях и сложностях педагогического труда


Мы поднимаемся по школьной лестнице. Лидия Михайловна с легкостью преодолевает четыре этажа. А позади у учителя шесть уроков.

– Когда мы с мужем искали для меня работу в Калуге, обошли несколько школ. И все что-то не то было… А вошли сюда, в 18-ю, – сразу поняла: мое. Знаете, есть какой-то неуловимый шарм в школах советской постройки. Пусть они не несут на себе груза традиций, как старые, довоенные, и не такие яркие и технологически продвинутые, как открытые в последние годы. Люблю эту школу. Так здесь и работаю с 1982 года.

– Итак, о чем будем говорить? – спросила меня педагог.

– И о работе, и о жизни.

– Понятно, значит, о школе.

Она слушает вопросы внимательно и отвечает обстоятельно. В ее голосе – мягкость, легкая улыбка, спокойствие. Классическая учительница.


Постигая азы

В Калугу Лидия Михайловна Ивинова приехала из Мордовии, где окончила сначала педагогическое училище, а затем исторический факультет университета и успела несколько лет поработать в школе. В одном из отпусков в Сочи познакомилась с будущим мужем, калужанином.

– Не лукавя скажу, люблю этот город. Здесь совпало все, что для меня в жизни важно, – семья, дети, работа, друзья.

Директор школы Виктор Демьянович Рябишников, принимая на работу молодого педагога, уже тогда разглядел в ней талантливого организатора. Старшей пионервожатой Лидия проработала четыре года, совмещая воспитательную работу с преподавательской. Вожатский опыт ей помогает всю жизнь, утверждает учитель.

– В прошлом году, когда школы из-за пандемии вынуждены были уйти на дистант и вести уроки в zoom, показалось, что моя педагогическая жизнь закончена. Директор Лариса Борисовна нас подбодрила: «Вы учителя высшей категории, значит, всему сможете научиться». За неделю я все, что нужно, освоила и вышла на уровень «не хуже других». Сработала взаимовыручка – нам помогли молодые коллеги-учителя, – вспоминает она.

В каждой параллели, делится Лидия Михайловна, есть дети, с которыми сложно, за которых особенно переживаешь, и думаешь, что от тебя, педагога, зависит чужая судьба.

– Самые тяжелые в этом смысле были 90-е и начало нулевых, когда различные молодежные субкультуры увлекали подростков, а родители занимались зарабатыванием денег. Такие ученики хорошо запоминаются, они труднее «достались», в них больше вложено душевных сил.

Когда дети не мешают

За столько лет в профессии многое изменилось. И изменения эти не всегда радуют педагога.
– Система образования меняется очень медленно и поверхностно. Но, по моему мнению, менять надо само содержание образования. Учителя со мной согласятся: в программе обучения много наносного, ненужного и слишком много надзора за учителем. Есть даже горькая учительская шутка: «Мы бы все сделали хорошо, только дети мешают».

Раньше на уроке истории ребенок, раскрыв рот, слушал рассказ учителя. Сегодня нельзя, чтобы говорил учитель, надо, чтоб дети работали. Огромный параграф они читать не могут: они другие, с клиповым сознанием, – им нужна большая «картинка» и мало текста. Я могу им рассказать – коротко, красиво, образно, но это неправильно.

Обидно, когда говорят, что качество образования низкое, в частности по истории. Мы Великую Отечественную войну изучаем всего на трех уроках. Разве в таких условиях учителя можно винить в низком качестве образования?

Болит душа у Лидии Михайловны и за обществознание. Старшеклассники, к сожалению, нацелены не на получение знаний, а на подготовку к ЕГЭ.

– История и обществознание – пожалуй, единственные предметы в школьной программе, которые готовят к жизни. На этих уроках мы личности формируем, рассматриваем вопросы, которые связаны с формированием нравственности, патриотических чувств, учим отстаивать собственную точку зрения. Я убеждена, что историю и обществознание надо оставить вне формата ЕГЭ. Парадокс: мы жалуемся, что дети не воспитаны, но сами же упускаем процесс формирования личности.

По мнению учителя, главная проблема школы в том, что учебные заведения уходит от своего главного предназначения – воспитания.

– Нас учили, что урок – это прежде всего воспитательный процесс. И даже математику надо было преподавать, решая вполне конкретные воспитательные задачи. Не напрасно школьный аттестат когда-то назывался «Аттестат зрелости». Это говорит о том, что задача школы – сформировать для общества личность.

Не может педагог спокойно говорить и о современном положении учителя.

– Учитель превращается в обслуживающий персонал с родительской позицией: «Ты мне оказываешь услугу». Если раньше мой ребенок получал двойку, я как родитель искала причину в себе. Теперь же родитель начинает терроризировать учителя: в двойке учитель виноват. Изменилась оптика, через которую общество смотрит на школу.

Хороший ученик, хороший учитель

– Лидия Михайловна, есть ли сейчас одаренные дети? Сегодня много возможностей для получения информации и для самообразования.

– В каждой параллели есть дети, которые имеют высокий потенциал по всем предметам. Но только совместными усилиями родителей и школы можно получить хороший результат. Там, где родители заинтересованы, чтобы их ребенок реализовался, – мы видим победителей олимпиад, научных чтений, гармонически развитую личность.

– Может ли обычная школа подготовить успешного ученика?

– Главное, чтобы ребенку было комфортно, и это вовсе не зависит от рейтинга школы. Когда школьник
выбирает профильное обучение, есть смысл подойти к выбору учебного заведения более тщательно: хочешь стать врачом – выбираешь школу с углубленным изучением химии и биологии. А когда отдают в первый класс «престижной школы», а ребенку там неуютно, он идет со слезами реализовывать амбиции родителей. И так не один день, а несколько лет… Родителям надо задуматься, что они получат в итоге от такого обучения.

– Вообще, категория «хороший ученик» – это не про оценки?

– Да, я с вами соглашусь. Хороший ученик – это тот, кто учится в меру своих сил, не выжимая из себя оценки, кто хорошо воспитан и помогает своему товарищу. Последнее качество, кстати, становится большой редкостью.

В любом классе есть ребенок, которого называют хулиганом. Хулиган, двоечник – однажды этот ярлык повесили ему, и он тащит его из класса в класс. В престижных школах таких детей очень много. Этот ребенок – неординарный, его не разглядели в суете школьной жизни. И не потому, что учитель плохой, у него нет времени на индивидуальную работу с детьми. Таких детей надо хвалить за то, что у них хорошо получается.

– Вас узнают ученики, встречая на улице, подходят?

– Конечно! Когда я на улице вдруг узнаю в бородатом дяденьке одного из выпускников, подруги смеются: такое впечатление, что вся Калуга тебя знает. Да, пожалуй, во всех классах учатся дети моих бывших учеников.

– Ставите ли детям родителей в пример? К примеру, «твой папа всегда аккуратно контурные карты рисовал, а ты что же…»

– Только когда дело касается положительных примеров. Приятно, что не только я вспоминаю учеников, но и они меня вспоминают добрым словом. В шестом классе на уроке «Калугаведение» было задание рассказать о своих родителях. Один ученик говорит: «У меня для вас сюрприз. А вы знаете, кто моя мама?» Тут ведь что угодно можно подумать, правда? Возможно, мама какой-то большой начальник. Оказалось, я была когда-то у этой мамы классным руководителем. Она даже такие подробности помнит, которые и я забыла, и рассказала своему ребенку.

Лидия Михайловна поделилась, что этот год в ее педагогическом стаже, наверное, станет последним. Она собирается уйти на пенсию. Говоря о причинах такого решения, она поясняет:

– В последнее время я стала ощущать, что не получаю того удовлетворения, которое получала от работы раньше. Современные дети видят мир по-другому. Чувствую, что не могу на них повлиять, и это меня угнетает. А учительство для меня не та профессия, когда можно просто ходить на работу от звонка до звонка. Своим делом надо гореть.

Она уже спланировала, чем займется на заслуженном отдыхе в компании подруг, с которыми за много лет появились общие интересы, увлечения, и даже их дачи рядом.

Но мне отчего-то кажется, что сентябрь все равно приведет педагога в родную школу, где вся ее жизнь – с детскими голосами, звонками, желанными и заслуженными оценками, таблицами мелом на доске. Туда, где получают аттестаты зрелости. И где, как воздух, ребенку нужны мудрые и интеллигентные наставники.

Ольга Коновалова
Фото Антона Забродского и из личного архива Л. М. Ивиновой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *