«Радовались даже горячей воде»

До конца года в городе будут расселены семь многоквартирных домов, признанных аварийными. Дом 3 на Комарова только с улицы выглядит двухэтажным каменно-деревянным богатырём. Но, попав внутрь, лишь удивляешься, как он до сих пор не рухнул.

 Держится на честном слове

– Этому дому сто с лишним лет. Вы можете понять?! Я прожила здесь 71 год, – рассказывает Евгения Воробьёва. – Когда маленькая была, помню, тут лари стояли. А наверху когда-то был трактир.

Сейчас жильцы в прямом смысле слова сидят на чемоданах. Нижний этаж полностью расселён, со дня на день переедут и жильцы верхнего.

– Мы уже на тюках, – смеётся мужчина, показывая на мешки, сваленные посереди кухни.

– Газ есть, вода только холодная, ни ванной – ничего. Туалет, слава богу, не на улице, – говорит Наталья Наумова. – Здесь кошмар и полный ужас. Вы только не пугайтесь.

Мы осматриваем дом, разделённый на коммунальные квартиры. На потолке в коридоре разводы от протечек. Стены покрыты трещинами. Пол того и гляди уйдёт из-под ног – и мы рухнем в подвал. Общая кухня на две семьи шокирует не только запахом плесени и убогостью, но и серой ванной, которая стоит в углу.

– Хвастаться нечем. Мы её ставили сами, – рассказывает Наталья. – Как мыться, когда общая кухня? Договариваешься с соседями. На плите ведро с водой нагреваешь, берёшь тазик, ковшик и моешься. Это ещё хорошо, что нет маленьких детей. Здесь постоянно холодно.

Долгие годы люди сами, как могли, латали дыры, шпаклевали наружные стены.

– Все время тут что-то сыпалось, рушилось. Подвал в итоге обвалился. Фундамента как такого нет, дом стоит на булыжниках. Это раньше здесь была тихая улица, а сегодня – шум, пыль, пьяные компании.

Сядут на подоконник и курят, сделаешь замечание – слышишь в ответ: «А ты ещё тут живёшь?» – говорит пенсионерка Евгения Воробьёва.

В 2012 году дом был признан аварийным. Его поставили в очередь на расселение.

– В 2018 году нам сказали, что расселят не раньше 2025 года! Для нас было шоком, когда нам позвонили и сказали: «Приходите, берите ордера, смотрите квартиры!» Не верилось до последнего, – признается Андрей Наумов.

– Никто не верил, – вторит ему Наталья.

Сложности расселения

В региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда включены 110 многоквартирных домов, признанных аварийными с 1 января 2012 года по 1 января 2017 года. Расселение будет проходить в шесть этапов – до 1 сентября 2025 года.

В этом году реализуется первый этап программы. Объём финансирования – 110 миллионов 466 тысяч рублей. До конца года удастся расселить семь многоквартирных домов, среди них и дом 3 на улице Комарова.

– Из 55 помещений осталось передать гражданам 27 квартир в строящихся домах на территории Калуги – 26 однокомнатных квартир и одну двухкомнатную, – рассказал на сентябрьской планёрке в Городской Управе начальник управления ЖКХ Александр Хавкин.

В рамках второго этапа началось расселение 14 аварийных домов. Всего по второму этапу расселяют 135 жилых помещений. На эти цели потребуется 258 миллионов 419 тысяч рублей.

16 собственников предпочли получить не квартиры, а деньги, ещё шесть вовсе отказались от переезда – не желают брать ни квартиры, ни деньги.

– Они хотят получить больше денег, чтобы купить квартиры по цене, как в Москве, – отметил Хавкин.
Однако у города есть лимит, установленный минстроем, – стоимость квадратного метра не должна превышать 41 тысячу 846 рублей.

– Покупаем самое маленькое за 43 тысячи 500 рублей. У нас сейчас дефицит застройщиков. Цена квадратного метра в Калуге доходит до 53 тысяч 500 рублей, – пояснил Александр Хавкин.

Калужане хотят, чтобы власти выкупили их малогабаритное, дышащее на ладан жильё вот за такую цену, а то и выше.

– Надо работать с застройщиками. Других денег не будет, – отметил градоначальник Дмитрий Денисов.
84 дома, признанные аварийными после 1 января 2017 года, не попали в программу. И власти ищут возможности расселить из них жильцов.

– Важнейшая задача – восстановление жилищных прав наших граждан. Проживание в аварийном жилфонде не дело. Надо как можно скорее ликвидировать эту проблему, – подчёркивает Дмитрий Денисов.

Долгожданный переезд

Наталья и Андрей с мая живут в двушке на Правом берегу. Вскоре к ним присоединится и мама Натальи – Евгения Константиновна.

– Когда приехали, увидели, что там чисто. Радовались даже горячей воде, – говорит Наталья.

– Один большой плюс: новая квартира – меньше проблем, – добавляет Андрей. – Я здесь, на Комарова, никогда не видел дворника. А там просыпаюсь полшестого утра, а он уже шуршит. Вот это плюсы. Там и уборщица есть! Я знаю, за что я плачу. А на Комарова коммуналка была просто бездонная яма. Молодым в «Кошельке», конечно, лучше. Хотелось бы, чтобы было больше освещения на районе. Поликлиника нужна. Сад новый там строят – это хорошо.

– И соседи все переезжают в «Кошелев»? – интересуюсь я.

– Нет, вон те, с маленьким ребёнком, предпочли деньги, взяли ипотеку и купили себе квартиру, – говорит Андрей.

Большинство калужан, получивших квартиры в новостройке, довольны переездом. Некоторые из них отмечают, что есть недоделки типа плохо прикрученного унитаза, но все они легко решаются. Есть, конечно, и те, кто ностальгирует по жизни в центре города.

– Идёшь куда хочешь: захотел – в поликлинику, захотел – в парк. Всё рядом, – вздыхают люди.
А спросишь их, когда они в последний раз гуляли в парке, вспомнить не могут. Да и на фоне покрытых трещиной стен, того и гляди готового упасть на твою голову потолка подобная тоска выглядит странно.

Елена Французова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *