Сурового времени дети: история эшелона, строившего третью линию обороны Москвы

В конце июня 1941 года с железнодорожного вокзала отправился комсомольский эшелон для строительства третьей линии обороны Москвы.

Рассказывать о событиях Великой Отечественной войны спустя 80 лет — дело непростое. Все, что можно о ней написать, уже написано в документальной, художественной и специальной исследовательской литературе. «Война сложна, темна и густа, как непроходимый лес. Она не похожа на ее описания, она и проще, и сложнее. Ее чувствуют, но не всегда понимают ее участники. Ее понимают, но не чувствуют позднейшие исследователи» – писал в 1943 г. Илья Эренбург.

К счастью, в архивах хранится достаточно персональных источников – воспоминаний, фотографий, которые даже неспециалисту в военной истории могут открыть глобальную картину войны и позволят понять психологию человека на войне. Воспоминания, записанные непосредственными участниками событий, это как раз тот источник, который дает нам возможность не только понять, но и почувствовать войну.


25 июня 1941 года в горком ВКП (б) была приглашена группа коммунистов. Первый секретарь горкома А. П. Перевезенцев сообщил партийным активистам, что предстоит выполнение весьма ответственного задания. Тульский обком предложил срочно сформировать в Калуге (в то время город входил в состав Тульской области) специальный строительный отряд из рабочей и учащейся молодежи в составе 2500 человек и направить его в распоряжение военного командования для строительства 3-й линии обороны Москвы в районе Ржева.

Фото августа 1941 года. Бригада землекопов — Н. Ромашин, М. Кузюкина, О. Тимашова, Аниканова, К. Анашина, А. Епихина, М. Захарова, К. Герасимова.

Начальником эшелона назначается Ефим Георгиевич Сверчков – замсекретаря партбюро электромеханического завода, комиссаром – Иван Иванович Бохенский, замсекретаря парткома завода НКПС, 25 коммунистов назначены политруками отрядов.

Куда направляется эшелон, на какой срок, какого рода задание предстоит выполнить молодежи – на эти вопросы участники совещания ответов не получили.


Из воспоминаний Ефима Сверчкова:

«На формирование эшелона давалось два дня. Двери горкома комсомола почти на закрывались. Шел набор добровольцев. В состав эшелона вошли учащиеся старших классов всех средних школ города, всех техникумов, кроме того, в него входили 455 рабочих предприятий, организаций. Уже после отправки было обнаружено около 200 мальчишек и девчонок, тайно проникших в вагоны во время посадки. Их взяли с собой. Так в эшелоне набралось 2700 человек.

29 июня спецэшелон отправился из Калуги. У каждого вагона – группа людей, много провожающих – подруги, матери. В вагонах не было ни нар, ни полок, ложились «впритирку». На два вагона – один политрук.

В этот день палило солнце, а к вечеру, когда ясный диск его стал красным и над городом поднялось вечернее марево, тишину нарушил продолжительный гудок паровоза – эшелон с калужскими комсомольцами тронулся в путь. В Вязьме задержались надолго – эшелонов много, и все требуют отправки.

Видели воздушный бой. В первой деревне – Мончалово – провели недели две. Каждый день над нами летали самолеты и мы слышали – неподалеку бьет артиллерия.

В первый день мы прошли больше 20 км.

30 июня – первый рабочий день. Противотанковые рвы, долговременные огневые и зенитные точки мы строили впервые.

В первые дни работы не хватало лопат. Работали одной на двоих, а то и на троих, были ломы, но и их оказалось мало.

В первые дни рабочий день длился 8 часов, потом – весь световой день. В первые дни в медпункт обращались землекопопы с мозолями на ладонях.Начинали работать после завтрака, часов в 7 утра. Перерыв на обед и сон – 2 часа, потом работа до захода солнца.

В Калуге нам дали несколько мешков сахара, соли и муки, а дальше – на «подножном корму». Позже руководство эшелона наладило снабжение инструментами, посудой, продуктами.

Обратно в Калугу прибыли 5 сентября в 6 часов утра. Нас, оборванных, встречали с оркестром. Полубосые, обтрепавшиеся, но с боевым настроением, мы шли пешком до горокома партии…. Через два дня многие ушли на фронт, вернулись на заводы, в школы».


Учащиеся техникму железнодорожного транспорта, август 1941 года. Сидят: Петровна, Романовна, Шныренкова, Шевалева, Смирнова, Колесникова, Королева. Стоят: Щербакова, Козлова, Горшков, Цимержинский, Тюкин, Сметанина.


Из воспоминаний Ивана Бохенского:

«Взрослые были только в командном составе. На физические работы поехала молодежь комсомольского возраста – до 25 лет. Помимо мобилизованной молодежи пришли подростки 15,16, даже 14 лет – совсем дети. Как ни старались их оттеснить во время посадки, они все равно проникли в вагоны и отправились в путь, хотя брать их мы не имели права, так как по существу это были дети.

Вязьма запомнилась большим скоплением поездов. Сверчков ходил к начальнику станции, заверял, что нас необходимо отправить в первую очередь, без задержек, так как мы едем выполнять особое задание. И нас, едущих на оборонительные рубежи, отправили.

Сутки после прибытия просидели в небольшом лесочке – выходить не решались, потому что над нами летали немецкие самолеты. Через сутки пошли в деревню Мончалово.

Мы остановились в огромном селе. Над нами пролетали – невысоко, спокойно, уверенно – немецкие бомбардировщики. Они летели бомбить Москву. Но к столице их не подпустили, они вернулись и на обратном пути бомбили Ржев. Горело сено. Зарево пожара осветило небосклон, нам, находящимся в 30 км от Ржева, был виден это пожар.

Бомбы в нас не бросали, но листовками завалили. Помню одну – поэтическую, обращенную к тем, кто работал на рытье противотанковых рвов: «Не ройте ваши ямки, придут наши танки, зароют ваши ямки».

На полях стояли хлеба, лен, урожай мог быть великолепный, а мы копали здесь рвы – шириной 6 и глубиной 3 метра.

Когда мы ехали домой, станции Вязьма уже не существовало – все было разрушено, земля сплошь покрыта гильзами. Десятки военных эшелонов скопились. В бензоцистерну попала бомба, и от нее загорелись вагоны с боеприпасами.

Мы выполнили задание. За успешное и безупречное выполнение поставленной задачи спецэшелон наградили орденом Красного Знамени, который мы потом передали в горком ВЛКСМ.


Пионеры, тайком проникшие в эшелон, 30 лет спустя.
Сидят: Г. Карельский, Г. Алдошина, М. Петрачева, Е. Сверчков (командир эшелона), Н. Писулина, Е. Глинская, Н. Мозалева, Е. Пастухова.
Стоят: А. Дьяконов, Б. Серебряков, Л. Баев, Г. Шабан, Ю. Тихонов, С. Никонов, Г. Федотов, Г. Демин, В. Данский, В. Зорькин, М. Харитонов, В. Белова, С. Радомичев, Е. Алпатова, Г. Лебедянцева, Г. Корнеева, В. Воротынцева.
Январь 1975 года. Встреча в пресс-центре газеты «Знамя».

Верхний ряд: ученик 3-й школы В. Корнеев, работник магазина Калужторга Л. Дадочкина, работник городского архива Л. Гуслева, станочница артели «Прогресс» А. Домоскина, маляр Н-ского завода В. Мыхов, студентка техникума путей сообщения К. Шныренкова, студентка фельдшерско-акушерской школы М. Хомякова, старший счетовод Калужторга Е. Букарева.
Нижний ряд: бухгалтер Калужторга А. Басова, жестянщик артели «Метширпром» А. Шиков, студентка фельдшерско-акушерской школы Л. Анапрейчик, студентка техникума путей сообщения В. Шелегова, работник магазина Калужторга А. Королева, студент техникума путей сообщений А. Гребешев, студентка фельдшерско-акушерской школы Л. Бородулина, студентка техникума путей сообщений Т. Коршунова.
Фото из газеты «Коммуна», 1941 год.


Открытие памятной доски участникам спецэшелона на кинотеатре «Центральный»


Фото 12 мая 1979 года.

В январе 1962 года, спустя 20 лет, начальник и комиссар спецэшелона организовали поиск тех, кто в июне – сентябре 1941 года участвовал в строительстве оборонных рубежей Москвы. Им хотелось восстановить эту яркую страницу истории Калужской городской комсомольской организации, узнать, кто остался жив, как сложилась судьба калужан, совершивших трудовой подвиг в первые месяцы войны, представить их к награде — медали «За оборону Москвы».

Их поддержали и помогли в поиске городской и областной комитеты комсомола, горком КПСС и исполком городского Совета народных депутатов. Неоценимую помощь оказывали газеты «Знамя» и «Молодой ленинец», областной комитет по телевидению и радиовещанию.

К 1 июля 1980 года из 2700 участников найдено 513 человек, в том числе 349 женщин. 186 из них участвовали в боях. 447 человек награждены медалью «За оборону Москвы» и медалью «30 лет Победы».

Вот они, комсомольцы и пионеры 40-х годов, на ступеньках Областного драматического театра. Вокруг зеленые деревья, поют птицы, фонтан на площади. А над головой – мирное небо. 


Петр Симоненко, директор Государственного архива документов новейшей истории Калужской области:

– Архив располагает большой коллекцией уникальных документов по истории Великой Отечественной войны. Фонды личного происхождения, организаций и учреждений отражают трагические и героические события военных лет. Активное сопротивление жителей Калужской области немецкой оккупации стало основанием для создания объединенного фонда «История партизанского и подпольного движения в годы Великой Отечественной войны на территории Калужской области». Архив сформировал коллекции документов о калужанах-военачальниках и полных кавалерах ордена Славы, Героях Советского Союза, о событиях Великой Отечественной войны на территории нашей области.

Все эти материалы помогут расширить кругозор и приоткрыть завесу исторической тайны. Ознакомиться с документами архива можно, не только посещая читальный зал и выставки, но и через сайт, который предоставляет возможность изучать архивные источники и виртуальные выставки в режиме удаленного доступа.


О том, как сложилась дальнейшая судьба некоторых участников спецэшелона, читайте в следующем номере «Калужской недели».


Ольга Коновалова

Документы для публикации предоставлены Государственным архивом документов новейшей истории Калужской области, а также отделом патриотического воспитания Городского досугового центра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *