Такая, в сущности, смешная вышла жизнь: малой сцене Калужского драмтеатра состоялась премьера спектакля «Шинель»

Спектакль «Шинель» по повести Н. В. Гоголя поставил на малой сцене Калужского драмтеатра дипломник режиссерского факультета ГИТИСа Константин Тришин. Премьера состоялась 7 марта.

Офисный планктон

Молодой режиссер деликатно обращается и с текстом, и со смыслом классического произведения, но при этом стирает границы времени, показывает, насколько актуально оно и сегодня, перекидывая мостики из XIX века в сегодняшний день.

Например, родительница Акакия Акакиевича Башмачкина (Елена Короткова), производя на свет сына, прыгает на фитболе, как это заведено в современном акушерстве. Портной Петрович (Захар Машненков) вместе с женой (Елена Короткова), вооружившись красной папкой с документами, проводят презентацию шинели. Сослуживцы Акакия Акакиевича превратились в офисный планктон. Это, впрочем, не изменило их сути. Молодые люди в деловых костюмах спят на рабочем месте, пьют кофе и полируют ногти, сплетничают в курилке и подшучивают над безобидным Акакием Акакиевичем. И, разумеется, ловко перекладывают друг на друга дела.

Многозначная шинель

Автор лаконичных выразительных декораций – художник-постановщик (она же художник по костюмам) Анжелика Кременецкая, дипломница факультета сценографии Школы-студии МХАТ. Вдоль сцены развешены бумажные шинели, которые играют в спектакле множество «ролей»: это и занавес, и дома, среди которых блуждает главный герой после званого ужина, и даже костяшки на счетах. В них облачается «трагический хор», поющий текст Гоголя об истершейся шинели, – так показан весь ужас события, обрекшего несчастного Акакия Акакиевича на полуголодное существование и совершенную нищету.

На сцене звучит музыка в исполнении Дмитрия Кейля и Кирилла Бурова. Педагог по вокалу Ольга Петрова подготовила музыкальные номера, которые стали органичной частью действия, как упомянутый выше «трагический хор» или выступление обворожительной певицы (Екатерина Буреничева) на званом ужине.

О лёгком и героическом

Константин Тришин «вытаскивает» из повести Гоголя множество смешных моментов и таким образом создает для зрителя эмоциональные качели: смех помогает острее почувствовать трагедию маленького человека. За легкость и веселье на сцене отвечает дуэт Вячеслава Соколова и Андрея Соловьева. Они как бы ведут зрителя по страницам гоголевской повести, примеряя на себя образы то молодых чиновников, то секретарей, то будочников. Как рассказать о сильном враге всех, кто получает в год 400 рублей жалования, – петербургском морозе? Соколов и Соловьев исполнили любимую песенку новогодних утренников в стиле авторской песни – торжественном и немного пафосном. Поистине что-то есть героическое в том, чтобы морозным утром встать и пойти на службу. Особенно в старом, на ладан дышащем пальто.

Захар Машненков исполнил в спектакле несколько ролей. Его персонажи в каком-то смысле бенефициары трагедии маленького человека. Хитроватый и комичный портной Петрович, бандит в длинном кожаном плаще и, конечно, «значительное лицо», ради собственного авторитета распекающее в пух и прах несчастного Акакия Акакиевича.

Робкий взгляд и рассеянная улыбка

Главную роль исполнил Валерий Смородин. Спектакль «Шинель» – бенефис замечательного артиста. Удивительно, как исполнитель роли грозного Микича Котрянца в «Хануме» или сурового Баска в «Мизантропе» перевоплотился в тихого Акакия Акакиевича, вечного титулярного советника, напрочь лишенного каких-либо амбиций. В отличие от других персонажей спектакля, более или менее современных, вечный титулярный советник Башмачкин как будто вне времени. В мешковатом костюме высокий и статный Смородин выглядит худым и сутулым. У его героя робкий взгляд, рассеянная улыбка тонких пересыхающих губ, дрожащие пальцы. Облачившись в новую шинель, Акакий Акакиевич согрелся, приободрился и даже выпрямил спину, но красная дорожка и «минута славы» в департаменте его явно смущают.

Вместо виста – танец

Интересно решил режиссер сцену праздничного ужина, на который приглашен бедный титулярный советник. У Гоголя чиновники играют в вист, а в спектакле Константина Тришина актеры танцуют простой ритмичный танец с четко выверенными движениями, как по команде достают и роняют на пол игральные карты. Акакий Акакиевич сначала наблюдает за ними со стороны и поднимает с пола карты, потом робко пытается повторить движения танца, но не попадает в ритм, шагает не с той ноги и смущается еще больше. Точно и выразительно артист показал смущение и неловкость своего героя, явно лишнего на этом празднике жизни.

Образ Акакия Акакиевича у Валерия Смородина получился очень цельным. Даже в своем посмертном бытии Башмачкин, несмотря на зловещий клоунский грим, остается самим собой – беззлобным и тихим. У Гоголя мертвец, срывающий с чиновников шинели, наводит на людей ужас. В спектакле он, скорее, пробуждает совесть.

Екатерина ШЕВЕЛЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *