Четверо в поле. Ради мечты москвичи променяли столицу на 53 гектара под Калугой

— Как идея появилась? Я работал водителем, доезжал даже до Владивостока. В дороге много разных мыслей в голове кружилось. Думал о том, что семья всё время находится в одном месте, а я в другом. В таких путешествиях понял, что надо быть ближе к земле, надо каким-то фермерством заняться, – рассказывает Дмитрий Савин.

Что конкретно делать, Дмитрий не представлял. К тому же и он, и его супруга Александра – жители Москвы, совершенно далёкие от сельского хозяйства. Но когда они увидели участок под Калугой, напоминающий формой дерево, то решили выращивать… кедры.

– Я перевернул нашу жизнь с ног на голову. Причём сделал это практически за один день, – говорит Дмитрий.


Молодо-зелено

Яркое солнце над головой. Зелёный ковёр из трав тянется до кромки леса на горизонте. Тишину нарушает лишь пение птиц да звуки шагов. Дмитрий проводит экскурсию по своему участку. Чтобы рассмотреть некоторые растения, приходится раздвигать траву, так они ещё малы.

– Сейчас я вам кедрового малыша покажу, которому годик. Он где-то здесь спрятался, – с теплотой говорит Дмитрий. – Вот такой пушистик. В прошлом году проклюнулся росточек, в этом он даёт новые приросты. А вот этим деревьям три с половиной года. Кедр в Сибири имеет прирост 5-6 см в год. У нас растёт очень медленно. 35 лет должно пройти, прежде чем кедр начнет плодоносить. Есть в Калужской области селекционер, который делает привои: он берёт веточки взрослых кедров и прививает на молодые растения. И у него уже в девятилетнем возрасте растения с шишечками. Это красота. Это искусство. У нас же в планах досадить участок кедром и вывести питомник на уровень, когда растения можно будет реализовывать.

Питомник у семьи нестандартный. Во-первых, это питомник-парк. Дмитрий и Александра хотят создать такую площадку, где можно будет гулять, любоваться всевозможными цветами и травами, купаться в пруду и присмотреть себе кедр. Поэтому каждое растение «сидит» в горшке – то есть вынуть его из земли, не травмировав корни, можно в любое время года. Во-вторых, это долгосрочный проект. Как правило, питомники рассчитаны на быстрое извлечение прибыли – за сезон: посадили, размножили и продали. Да и растение должно быть популярным, востребованным на рынке, как малина или петуния.

– Все, кто питомниками занимается, называют нас любителями. Наш проект оценивают больше как деньги к пенсии, как хорошую уверенную старость. Но изначально это коммерческий проект. Он рассчитан на извлечение прибыли, – говорит Дмитрий. – Понятно, что ещё несколько лет мы её получать не будем. Пока всё, что мы зарабатываем, вкладываем в участок. Понятно, что кедры не для рядового пользователя, не для обычного дачника. Они подойдут для коттеджных домов с большими площадями.


Эксклюзивный продукт

Хвойным растениям потребуется ещё несколько лет, чтобы приобрести товарный вид. И невольно возникает вопрос: «Почему выбран кедр?»

– Нам хотелось чего-то декоративного, что можно выращивать на приусадебных участках и чьей красотой просто любоваться. Изначально решили, что будем выращивать хвойные, вечнозелёные растения. Сосна и кедр похожие деревья. Только кедр по-другому воспринимается. Ведь в нашей полосе в естественных условиях не растёт, – говорит Дмитрий. – К тому же гектар кедровника способен очистить воздух такого города, как Москва 90-х годов прошлого века. Когда весной наши растения сок пускают, ощущение, что находишься в сосновом бору. Такой стоит аромат, – рассказывает Дмитрий.


С чистого листа

Супругам пришлось осваивать азы земледелия на практике, черпая информацию из интернета. Достичь результатов оказалось непросто. Каждое растение требует тщательного ухода – обработки от вредителей, подкормки.

– Это адский труд. Когда была только идея, сидишь в квартире, думаешь: «Да что там посадить 1000 растений! Кедру всё равно, где расти. Везде приживается. Солнце ему не вредит. Вообще, он очень неприхотлив». Но о том, как выращивать, очень мало подробной информации. В основном всё дано тезисно. Вот прошлогодняя поставка растений, – Дмитрий подводит нас к «грядке» с кедрами. – Приехало полторы тысячи «малышей», а осталось из них только 300. Привезли их слишком поздно – в июне. В это время растение должно находиться в состоянии покоя. С сеянцами более кропотливая работа, чем с саженцами. Мы на собственном опыте убедились, что лучше купим саженцы, пусть они дороже в два раза, чем сеянцы. Да и в целом при пересадке растений вероятность ошибки очень высока.

Когда супруги выбирали участок, для них было важно, чтобы он, с одной стороны, был близко от Москвы, с другой – чтобы соседи были на приличном расстоянии. 53 заброшенных гектара в двух часах езды от столицы подошли идеально. Но супругам пришлось самим создавать всю инфраструктуру.

– От асфальтовой дороги к участку шла тропинка. В советские времена на этой земле картошку сажали. Я приехал сюда летом в поле, на свою землю. В руках у меня кусторез. Прошёл по тропинке и просто не знал, за что мне браться, с чего начать? Как устроить быт там, где ничего нет? – вспоминает Дмитрий. – Дорогу сами сделали, свет провели.

Сейчас на участке стоит автодом со всеми удобствами и гараж-мастерская, который Дмитрий построил собственными руками.


Прирождённый столяр

– Я закончил с перевозками. Мне нужно было здесь обосновываться и чем-то заниматься. Как-то само собой получилось, что я стал столярничать. Ведь мы и кедры выращиваем, и мне очень нравится обработка дерева. В прошлом году я закупил оборудование и стал на заказ делать мебель, – говорит Дмитрий.

Мастерская превратилась в небольшое производство.

– Столярка – это искусство соединения дерева, – говорит Дмитрий.

Фуганок, станки, специальный пылесос, образцы всевозможных пород деревьев, чертежи – каждая вещь в мастерской на своём месте. Сейчас Дмитрий делает две кровати.

Он отмечает, что специально работе с деревом нигде не учился.

– Умею от рождения, – говорит он. – В детстве всё время гвозди заколачивал. И столько гвоздей наколотил, что папа, наверное, ещё не всё их вытащил.

Он увлеченно показывает свою работу, рассказывает, чем отличается одна порода дерева от другой. Видно, что Дмитрий на своей земле, в своей мастерской наконец-то нашёл себя.

– Многие меня не понимают. Уехать из Москвы – зачем, для чего. Да я и не хочу ничего никому объяснять, – говорит мужчина.

Когда только рождался проект парка-питомника, в семье Дмитрия и Александры был один ребёнок. Чуть больше года назад они стали родителями второй раз.

Мне очень импонируют европейские питомники, со столетней, двухсотлетней историей, в которых дело передаётся от отца к сыну. Это бизнес красивый, экологичный. Главное – его грамотно выстроить. Пока мы делаем первые шаги. Идём методом проб и ошибок. Но верим, что всё у нас получится. Я даже стараюсь не бывать в других питомниках, чтобы не перенимать чужих идей. У нас свой план, свой путь.


Елена Французова 

Фото Антона Забродского