От Кабула до Баграма

От Кабула до Баграма

Почему для майора ВВС в отставке Сергея Семичастнова авиация стала делом всей жизни и по какой причине в Афганистане вертолётчиков называли ангелами-хранителями

 «Обычно при высадке десанта ГРУ в горном ущелье командиру вертолёта Ми-8 нужно исхитриться стойкой шасси упереться за край скалы и зависнуть над пропастью, пока пройдёт разгрузка живой силы, боеприпасов и снаряжения. В это время коллеги на Ми-24 прикрывали высадку от духов огнём. Поверьте, это могли делать профессионалы очень высокого класса

Из переписки на сайте ветеранов-вертолётчиков 40-й армии, воевавших в Афганистане.

Подполковник Олег Пешков и другие герои

С Сергеем Александровичем Семичастновым, в прошлом боевым вертолётчиком в Чечне и Афганистане, кавалером ордена Красной Звезды, я встретился в Воротынске в печальный и одновременно торжественный день, который с недавних пор отмечается в нашей стране, – в День Неизвестного Солдата.

Вместе с товарищами – ветеранами боевых действий, командиром полка полковником Валерием Кадуцким, депутатом районного собрания Юрием Глушковым – майор запаса организовал в местном кинотеатре «Юность» просмотр вышедшего на экраны страны художественного фильма «Небо» для учеников двух школ поселка Воротынск, рассказывающего о верности выбранной профессии, долге и чести современного русского офицера.

Как говорит главный герой подполковник Сошников (прототип – военный лётчик, подполковник Олег Пешков, его играет актер Игорь Петренко), «… он не работает на Россию, а служит России».

После просмотра этого сильного, пронзительного фильма я как ветеран локальных войн калужского городского объединения «Боевое братство» вместе с представителями других ветеранских организаций провел Урок Мужества, напомнив ребятам, что поколение нынешних 3040-летних офицеров продолжает традиции дедов и прадедов. Они стойко защищают наши государственные интересы в современных локальных войнах, борясь с международным терроризмом. Их подвиги сродни подвигам Александра Матросова, Николая Гастелло и героев-панфиловцев. Стоит сказать о спецназовце Александре Прохоренко, выполнявшем спецзадание в тылу врага. После его обнаружения и окружения игиловцами герой вызвал огонь на себя. А лётчик Роман Филиппов, которого тоже сбили в Сирии, отстреливался из пистолета до последнего патрона, а когда его окружили, чтобы взять в плен, взорвал в толпе гранату, крикнув: «Это вам за пацанов!» – поделился своими мыслями Сергей Семичастнов.

«Не изменяй себе!»

Идея подвига, самопожертвования, служения Родине для нынешних военнослужащих, прошедших Сирию, а раньше – Чечню и Афганистан, не красивые слова.

Сергей Семичастнов уверен: эстафета поколений существует. На его глазах подвиги совершали ребята в Чечне, Афганистане. Словом, несмотря на смену общественной формации, представители нового поколения россиян хранят в своих сердцах дух патриотизма, любви к родине, большой и малой.

Для меня родина – это тульская деревушка Большие Озёрки Щёкинского района, недалеко от знаменитой толстовской усадьбы «Ясная Поляна». Здесь я родился в 1957 году, в наших местах когда-то добывали бурый уголь, потом забросили шахты, на их местах появились рукотворные озёра с прозрачной водой. Одно из них было недалеко от родительского дома, летом я здесь рыбачил, купал колхозных лошадей, а зимой по звонкому льду бегал с ребятами наперегонки на коньках, играл в хоккей, бегал на лыжах. Во дворе был турник, брусья, словом, с физической подготовкой у меня всё было отлично, с учёбой тем более, – вспоминает он.

– Почему потянуло в авиацию?

Это была моя давняя мечта. Модели самолётов начал собирать с детства, в местном магазине продавались деревянные конструкторские наборы, я собирал разные модели и запускал их на лугу. Мне нравилось, как под действием воздушных потоков хрупкие конструкции парили в небе. Как-то мама привезла в Тульский аэропорт, где то и дело садились и взлетали пассажирские самолёты. Но моё внимание привлёк вертолёт, это был Ми-4 , он без разбега легко взмыл вверх. Меня это очень заинтересовало и удивило. Тут же пришло решение – выбираю вертолёт! Заодно, когда выучусь, прокачу мамку на чудо-машине, –улыбается он.

В 1975 году, окончив среднюю школу, он уезжает в Саратов, поступив на 1-й курс высшего военного училища лётчиков. Вернее, вертолётчиков, поскольку все четыре года курсант Семичастнов посвятил изучению теории и практики управления вертолетом Ми-8.

На последнем курсе в 1979 году проходил практику лётчиком-штурманом в Нерчинске Читинской области. Там же женился на девушке Ольге – моей верной боевой подруге по жизни. А по распределению попал в Дальневосточный Краснознамённый военный округ, в вертолётный полк имени Ленина, который находился около железнодорожной станции Черниговка, – говорит вертолётчик.

Ангелы-хранители

В начале 80-х на южной границе СССР вовсю пахло порохом. В Афганистане участились случаи убийств местных активистов. Моджахеды, вооружаемые и поддерживаемые США и Пакистаном, создавали банды, устраивали в кишлаках акции устрашения. Правительство Афганистана попросило военной помощи у СССР, и она была оказана.

Среди лётчиков полка отобрали группу для последующей отправки в Афганистан, которую стали усиленно готовить для полётов на новом вертолёте огневой поддержке Ми-24, так называемом «крокодиле», так его окрестили в армии за своеобразный силуэт. В те времена это был секретный вертолёт, людей готовили тщательно, в условиях, приближенных к боевым. Это был мой добровольный поступок, кстати, жена его одобрила. В 1982 году вместе со своей группой я прибыл в Кабул, был зачислен в военно-воздушные силы 40-й армии. Нас сразу предупредили, что в плен лучше не попадать, за каждый сбитый советский вертолёт или самолёт и голову лётчика эмиссары США щедро платили главарям банд. Поэтому при себе, кроме автомата АКС, имели пистолет, – уточнил Сергей Александрович.

Главной задачей вертолётчиков Ми-24 была огневая поддержка мотопехоты, десантников, разведчиков ГРУ, а также сопровождение и прикрытие автоколонн, которые через перевал Саланг снабжали Кабул и весь Афганистан боеприпасами и продовольствием.

Обычно перед боевой операцией командиры ГРУ и авианаводчики приходили в полк вертолётчиков и там обговаривали, как совместно действовать, какие знаки по рации подавать или использовать сигнальные ракеты, когда техника выходила из строя. Поскольку взять на борт Ми-8 десантников ГРУ и высадить на самый верх гор, чтобы те «выкуривали» засевших моджахедов, – задача непростая. Помогали Ми-24, которые прикрывали наших бойцов всеми видами огня.

Появление бортов для десанта всегда означало спасение, облегчение жизни и знак того, что они не брошены, о них знают и поддержат. Поэтому нас, вертолётчиков, частенько называли ангелами-хранителями, – вспоминает он.

Вместо послесловия

– Нужно ли было наше присутствие в Афганистане? – задается вечным вопросом воин-интернационалист. – Думаю, нужно! Советские войска тогда поставили заслон наркотрафику. Да, местные жители к нашим воинам не слишком хорошо относились. Какая дружественность, если ты в чужой стране чужой солдат?

Но место службы не выбирают. Есть приказ – выполняешь его.

Служить Родине это значит охранять спокойствие наших детей, родителей, чтобы они спали спокойно, не думая, что придет и потревожит их какой-то супостат, как это было в 1941-м, – говорит Сергей Семичастнов. – И я рад, что у России сегодня достаточно сил и средств, чтобы дать отпор любому противнику.

 В тему

25 декабря 2021 года исполнится 42 года с начала войны в Афганистане и 27 лет начала боевых действий на Северном Кавказе.

Александр ТРУСОВ. Фото автора и из соцсетей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *