Владимир Петров о русском языке с пристрастием: За партой с Онфимом

Владимир Петров о русском языке с пристрастием: За партой с Онфимом

Постоянная рубрика об истории, особенностях, спорных моментах, загадках русского устного и письменного языка


Если бы мы попали в древнюю школу в Великом Новогороде, когда там учился легендарный мальчик Онфим, тем из нас, кто даже очень хорошо владеет правилами русского языка и никогда не делает ошибок, пришлось бы очень трудно. Потому что древнерусский язык настолько сильно отличается от современного русского, что ученые совершенно справедливо говорят – это два разных языка, хотя они и в самых близких родственных отношениях. Как, например, дедушка и внук.


И поэтому мы бы удивились, что правила, которые приходилось твердить Онфиму, нам порой не знакомы. Как формулировались древнерусские правила, мы не знаем, ведь до создания первой русской грамматики было еще очень далеко. Может быть, дети твердили правильное написание по предлагавшимся учителями образцам. Одним из таких образцов были, видимо, азбука и склады, записанные Онфимом на донце берестяного короба – туеска, найденного в 1956 году.

Всех отличий древнерусского языка от современного русского в короткой заметке не перечислишь. Но о некоторых, самых ярких, пожалуй, сказать можем. Например, Онфиму наверняка не приходилось заучивать орфограмму про жи-ши. В таком правиле просто не было нужды. Ж и ш в древнерусском языке, в отличие от современного, были мягкими, и ни у кого не возникало сомнений, что надо писать и, а не ы.

Зато со склонениями прилагательных, окажись мы за одной партой с Онфимом, у нас точно возникли бы большие трудности. Из школьного курса русского языка мы знаем, что есть полные и краткие формы прилагательных. Причем краткими могут быть только качественные прилагательные, а относительные и притяжательные – только полными. В древнерусском языке все было не так. Во-первых, долгое время вообще все прилагательные были краткими. Полные появились позже. Сейчас мы образуем, там, где это можно, краткие от полных: сильный – силён, яркий – ярок, и так далее. Но учитель Онфима был бы крайне удивлен, если бы мы привели ему такой пример изменения форм прилагательных. «Глуп еси! — воскликнул бы он. – Не сильнъ от сильный, а сильный от сильнъ».

Во-вторых, краткие прилагательные склонялись, то есть изменялись по падежам. Сейчас они не склоняются. Например, словосочетание «красна девица» возможно только в именительном и винительном падеже – красна девица, красну девицу. В родительном падеже возможна уже только полная форма — красной девицы.

А в новгородской школе XIII века, именно тогда в ней и учился Онфим, можно было бы получить задание просклонять название родного Онфиму города. И он бы это сделал так: Новгород, Новагорода, Новугороду, Новгород, Новымгородом, Новегороде. Такие написания не раз встречаются в древнерусских летописях. «Вниде изъ Кыева Данилъ посадницать Новугороду», — читаем запись от 1129 года в Новгородской первой летописи.

Кстати, названия многих городов и населенных пунктов, которые мы сейчас, конечно же, считаем именами существительными, исторически как раз краткие прилагательные: Брянск (первоначально Дебрянск, дебрянский город, в дебрях расположенный), Курск (древнее написание Куреск, курский – на речке Кур), Смоленск (от глагола «смолить»). Есть такие и в Калужской области: Боровск, Мещовск, Мосальск, Спас-Деменск. И даже Обнинск, хоть это и новое название, произошедшее от названия разъезда Обнинское, имеет тоже форму краткого прилагательного по образцу названий древних городов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *