Владимир Петров о русском языке с пристрастием: «Кое-что о сложности понимания классической литературы»

Владимир Петров о русском языке с пристрастием: «Кое-что о сложности понимания классической литературы»

Недавно меня поразил журналистский текст, опубликованный, правда, не в Калуге, а на сайте одного челябинского издания. Автор, попытавшийся почитать вместе со своим сыном-школьником заданную по литературе повесть Пушкина «Дубровский», пришел к выводу, что повесть эта для шестиклассников сложна, да и вообще «нечитабельна». Признаться честно, я был несколько удивлен такой оценке. Вспомнил, что были у меня, конечно, сложности с чтением «программной» литературы, но точно не с «Дубровским».

Не касаясь сюжета, автор утверждает, что самую большую сложность для шестиклассников представляют лексика и синтаксические построения. В пример он приводит несколько фрагментов, которые должны ярко продемонстрировать сложность повествования. Вот один из таких: «Троекуров, как из учиненной на той купчей надписи видно, был в том же году ** земским судом введен во владение, которое имение уже и за него отказано…» Было приведено еще несколько фрагментов подобного рода.

Становится ясно, что камнем преткновения стали выдержки из официальных документов о тяжбе Троекурова и Дубровского. Странно, почему папа взялся корить Пушкина за косноязычие, а не попытался вместе с сыном разобрать эти фрагменты, чтобы они помогли восприятию основного сюжета, динамичного и, скажем прямо, увлекательного.

Даже не надо копаться долго в справочной литературе, чтобы отыскать объяснение «купчим», «крепостным имениям», «покупщикам» и «земским судам». И это может стать интересным путешествием в историю, в том числе в историю возникновения и значения некоторых непонятных слов. Самое простое из них «покупщик», о значении которого школьник догадается, не заглядывая в словари. Это покупатель.

Несколько сложнее «купчая надпись». Но и здесь больших сложностей не предвидится. Это запись о купле-продаже. Прилагательное «купчая» имеет давнюю историю, фиксируется с XV века, и примеры его использования найти несложно. К нашим услугам «Словарь русского языка XI–XVII веков»:

«А не выкуплю я з тое пустоши на срок на Дементьев день, ино Геронтью на ту мою землю ся кабала и купчая грамота».

Это выдержка из долговой расписки – «кабалы». Самый сложный для понимания термин «крепостное имение». Но и тут можно быстро разобраться, что «крепостным» имение называлось, потому что его приобретение сопровождалось «закреплением» в документах. Это род нотариального акта, если говорить современным языком.

Так что ничего страшного в этих фрагментах нет. Разве что не совсем понятное построение предложений, характерное для канцелярита первой половины XIX века. Но деловой стиль речи во все времена сложен и тосклив. Можно напомнить сыну-школьнику, как не стоит говорить и писать, да привести парочку примеров из канцелярита современного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *